Большая грудная функции: Википедия — свободная энциклопедия | wiki.moda

Содержание

Большая грудная мышца

Пользователи также искали:

большая грудная мышца антагонист, большая грудная мышца болит, большая грудная мышца как накачать, большая грудная мышца у женщин, малая грудная мышца, надрыв грудной мышцы фото, разрыв малой грудной мышцы, застарелый разрыв грудной мышцы, грудная, мышца, Большая, большая, мышцы, грудной, Большая грудная мышца, разрыв, малая грудная мышца, женщин, болит, малая, надрыв, фото, малой, накачать, застарелый, антагонист, надрыв грудной мышцы фото, разрыв малой грудной мышцы, большая грудная мышца как накачать, застарелый разрыв грудной мышцы, большая грудная мышца антагонист, большая грудная мышца болит, большая грудная мышца у женщин, большая грудная мышца, cтатьи по анатомии. большая грудная мышца,

...

36. Мышцы груди. Места прикрепления и функции

Собственная мускулатура грудной области туловища, лежащая в глубине, сохраняет, как и скелет этой области, сегментарное строение. Мышцы располагаются в три слоя: 1) наружные межреберные; 2) внутренние межреберные; 3) поперечная мышца груди. С этими мышцами функционально связана и диафрагма.

Наружные межреберные мышцы (mm. intercostales externi) занимают все межреберные промежутки от позвоночника до реберных хрящей (см. Атл.). Из волокна идут сверху вниз и вперед, поэтому при сокращении поднимают ребра, увеличивая объем грудной клетки в переднезаднем и поперечном направлениях. Это одни из основных мышц вдоха. Их наиболее дорсальные пучки, берущие начало от поперечных отростков грудных позвонков, выделяются как мышцы, поднимающие ребра (см. Атл.).

Внутренние межреберные мышцы (mm. inrercostales inerni) занимают передние 2/3 межреберных пространств (см. Атл.). Волокна мышц направлены снизу вверх и вперед, поэтому, сокращаясь, они опускают ребра и, уменьшая размер грудной клетки, способствуют выдоху.

Поперечная мышца груди (т. transversus thoracis) ридументарна. Она расположена с внутренней стороны грудной стенки (см. Атл.). Сокращение мышцы способствует выдоху.

Волокна собственных мышц груди лежат в трех пересекающихся направлениях. Такое строение упрочивает грудную стенку.

Диафрагма (diaphragma), или грудобрюшная преграда, отделяет брюшную полость от грудной (см. Атл.). Мышца развивается в раннем эмбриональном периоде из шейных миотомов и по мере формирования сердца и легких отодвигается назад, пока не займет у трехмесячного плода своего постоянного места. Соответственно месту закладки мышца снабжается нервом, отходящим из шейного сплетения.

Диафрагма имеет куполообразную форму. Она состоит из мышечных волокон, которые одним концом прикрепляются по всей окружности нижнего отверстия грудной клетки, а другим переходят в сухожильный центр, занимающий вершину купола. На среднелевой части купола располагается сердце. Груднобрюшная преграда прободается отверстиями, через которые проходят аорта, пищевод, вены, лимфатический проток, нервные стволы. Диафрагма служит основной дыхательной мышцей. При сокращении ее купол опускается, и вертикальный размер грудной клетки увеличивается. При этом легкие механически растягиваются и осуществляется вдох.

Мышцы-пришельцы, покрывающие собственные мышцы груди, у человека мощно развиты. Они приводят в движение и укрепляют на туловище верхние конечности. Сюда относятся большая и малая грудные, передняя зубчатая мышцы (см. Атл.).

Большая грудная мышца (т. pectoralis major) берет начало от грудинной части ключицы, от края грудины и от хрящей V–VI ребер (см. Атл.). Прикрепляется мышца к гребню большого бугорка плечевой кости. Между последним и мышечным сухожилием лежит синовиальная сумка. Сокращаясь, мышца приводит и пронирует плечо, тянет его вперед.

Малая грудная мышца (т. pectoralis minor) расположена под большой (см. Атл.). Начинается она от II–V ребер, прикрепляется к клювовидному отростку и при сокращении тянет лопатку вниз и вперед.

Передняя зубчатая мышца (т. serratus anterior) начинается девятью зубцами на II–IX ребрах (см. Атл.). Прикрепляется она к медиальному краю лопатки и к ее нижнему углу, с которым связана большая часть ее пучков. При сокращении мышца тянет лопатку вперед, а ее нижний угол – наружу, благодаря чему лопатка вращается вокруг сагиттальной оси и ее латеральный угол поднимается. В случае, если рука отведена, передняя зубчатая мышца, вращая лопатку, поднимает руку выше уровня плечевого сустава. Теперь рука движется вместе с плечевым поясом в грудинно-ключичном суставе.

Фасции груди развиты в основном слабо.

Отдаленные результаты хирургического лечения 40 пациентов c разрывами большой грудной мышцы | Середа

1. Кавалерский Г.М., Середа А.П., Никифоров Д.А., Кошелев И.М., Капышев С.В. Разрывы большой грудной мышцы и её сухожилия: обзор литературы и наш опыт лечения. Травматология и ортопедия России. 2015;(2):117-131.

2. Wurm M., Imhoff A.B., Siebenlist S. Surgical r pair of acute pectoralis major muscle ruptures. Oper Orthop Traumatol. 2018;30(6):390-397. doi: 10.1007/s00064-018-0557-5.

3. Neumann J.A., Klein C.M., van Eck C.F., Rahmi H., Itamura J.M. Outcomes After Dermal Allograft Reconstruction of Chronic or Subacute Pectoralis Major Tendon Ruptures. Orthop J Sports Med. 2018;6(1):2325967117745834. doi: 10.1177/2325967117745834.

4. Hanna M., Glenny A.B., Stanley S.N., Caughey M.A. Pectoralis major tears: comparison of surgical and conservative treatment C. Br J Sports Med. 2001;35(3): 202-206. doi: 10.1136/bjsm.35.3.202.

5. Hasegawa K., Schofer J.M. Rupture of the pectoralis m jor: A case report and review. J Emerg Med. 2010;38(2): 196-200. doi: 10.1016/j.jemermed.2008.01.025.

6. He Z.M., Ao Y.F., Wang J.Q., Hu Y.L., Yin Y. Twelve cases of the pectoralis major muscle tendon rupture with surgical treatment-an average of 6.7-year follow-up. Chin Med J (Engl). 2010;123(1):57-60.

7. Kakwani R.G., Matthews J.J., Kumar K.M., Pimpalnerkar A., Mohtadi N. Rupture of the pectoralis major muscle: surgical treatment in athletes. Int Orthop. 2007;31(2):159-163. doi: 10.1007/s00264-006-0171-2.

8. Merolla G., Campi F., Paladini P., Porcellini G. Surgical approach to acute pectoralis major tendon rupture. G Chir. 2009;30(1-2):53-57.

9. Pochini Ade C., Ejnisman B., Andreoli C.V., Monteiro G.C., Silva A.C., Cohen M., Albertoni W.M. Pectoralis major muscle rupture in athletes: a prospective study. Am J Sports Med. 2010;38(1):92-98. doi: 10.1177/0363546509347995.

10. Roller A., Becker U., Bauer G. [Rupture of the p ralis major muscle: classification of injuries and results of operative treatment]. Z Orthop Ihre Grenzgeb. 2006;144(3):316-321. doi: 10.1055/s-2006-933444. (In German).

11. Ryan S.A., Bernard A.W. Pectoralis major rupture. J Emerg Med. 2011;40(2):208-209. doi: 10.1016/j.jemermed.

12. Strohm P.C., Bley T.A., Sudkamp N.P., Kostler W. Rupture of the pectoralis major muscle – causes, diagnosis, treatment. Acta Chir Orthop Traumatol Cech. 2005;72(6):371-374.

13. Zvijac J.E., Schurhoff M.R., Hechtman K. Uribe J.W. Pectoralis Major Tears Correlation of Magnetic Resonance Imaging and Treatment Strategies. Am J Sports Med. 2006;34(2):289-294. doi: 10.1177/0363546505279573.

14. Fleury A.M., Silva A.C., Pochini A.C., Ejnisman B., Lira C.A.B., Andrade M.S. Isokinetic muscle assessment after treatment of pectoralis major muscle rupture using surgical or non-surgical procedures. Clinics. 2011;66(2):313-320.

15. Aarimaa V., Rantanen J., Heikkila J., Helttula I., Orava S. Rupture of the pectoralis major muscle. Am J Sports Med. 2004;32(5):1256-1262.

16. Cordasco F.A., Mahony G.T., Tsouris N., Degen R.M. Pectoralis major tendon tears: functional outcomes and return to sport in a consecutive series of 40 athletes. J Shoulder Elbow Surg. 2017;26(3):458-463. doi: 10.1016/j.jse.2016.07.018.

17. Bak K., Cameron E.A., Henderson I.J. Rupture of the pectoralis major: a meta-analysis of 112 cases. Knee Surg Sports Traumatol Arthrosc. 2000;8(2):113-119. doi: 10.1007/s001670050197.

18. Salazar D., Shakir I., Joe K., Choate W.S. Acute Pectoralis Major Tears in Forward Deployed Active Duty U.S. Military Personnel: A Population at Risk? J Surg Orthop Adv. 2019;28(2):150-157.

19. Patel A.A., Donegan D., Albert T. The 36-item short form. J Am Acad Orthop Surg. 2007;15:126-134.

20. Gartsman G.M., Brinker M.R., Khan M. Early e ness of arthroscopic repair for full-thickness tears of the rotator cuff: an outcome analysis. J Bone Joint Surg Am. 1998;80:33-40.

21. Constant C.R., Murley A.H. A clinical method of f tional assessment of the shoulder. Clin Orthop Relat Res. 1987;214:160-164.

22. Amstutz H.C., Sew Hoy A.L., Clarke I.C. UCLA a ic total shoulder arthroplasty. Clin Orthop Relat Res. 1981;(155):7-20.

23. Hudak P., Amadio P.C., Bombardier C. Development of an upper extremity outcome measure: the DASH (disabilities of the arm, shoulder and hand) [corrected]. The Upper Extremity Collaborative Group (UECG). Am J Ind Med. 1996;29(6):602-608. doi: 10.1002/(SICI)10970274(199606)29:6<602::AID-AJIM4>3.0.CO;2-L.

24. Lippitt S., Harryman D., Matsen F. A practical tool for evaluating function: the Simple Shoulder Test. In: The shoulder: a balance of mobility and stability. Rosemont, IL: AAOS; 1993. р. 501-518.

25. Richards R.R., An K.N., Bigliani L.U., Friedman R.J., Gartsman G.M., Gristina A.G. et al. A standardized method for the assessment of shoulder function. J Shoulder Elbow Surg. 1994;3(6):347-352. doi: 10.1016/S1058-2746(09)80019-0.

26. Leggin B.G.., Lannotti J. Shoulder outcome m ment. In: Lannotti J.P., Williams G.R., eds. Disorders of the Shoulder: Diagnosis and Management. Philadelphia, PA: Lippincott, Williams & Wilkins; 1999. р. 1024-1040.

27. Kirkley A., Griffin S., McLintock H., Ng L. The d opment and evaluation of a disease-specific quality of life measurement tool for shoulder instability. The Western Ontario Shoulder Instability Index (WOSI). Am J Sports Med. 1998;26:764-772.

28. Dawson J., Fitzpatrick R., Carr A. The assessment of shoulder instability. The development and validation of a questionnaire. J Bone Joint Surg Br. 1999;81(3):420-426.

29. Watson L., Story I., Dalziel R., Hoy G., Shimmin A., Woods D. A new clinical outcome measure of glenohumeral joint instability: The MISS questionnaire. J Shoulder Elbow Surg. 2005;14:22-30.

30. Rowe C.R., Zarins B. Recurrent transient subluxation of the shoulder. J Bone Joint Surg Am. 1981;63(6):863-672.

31. Kirkley A., Griffin S., McLintock H., Ng L. The d ment and evaluation of a disease-specific quality of life measurement tool for shoulder instability. The Western Ontario Shoulder Instability Index (WOSI). Am J Sports Med. 1998;26(6):764-772.

32. Hollinshead R.M., Mohtadi N.G., Vande Guchte R.A., Wadey V.M. Two 6-year follow-up studies of large and massive rotator cuff tears: comparison of outcome measures. J Shoulder Elbow Surg. 2000;9:373-381.

33. Naal F.D., Miozzari H.H., Kelly B.T., Magennis E.M., Leunig M., Noetzli H.P. The Hip Sports Activity Scale (HSAS) for patients with femoroacetabular impingement. Hip Int. 2013;23(2):204-211. doi: 10.5301/hipint.5000006.

34. Tietjen R. Closed injuries of the pectoralis major muscle. J Trauma. 1980;20(3):262-264.

35. Ефименко Н.А., Грицюк А.А., Середа А.П. Антибиотикопрофилактика в травматологии и ортопедии. Инфекции в хирургии. 2008;6(2):9-14.

36. Ефименко Н.А., Зеленский А.А., Середа А.П. Антибиотикопрофилактика в хирургии. Инфекции в хирургии. 2007;5(4):14-20.

Мышцы и фасции груди

Грудная фасция, fasciapectoralis, покрывает наружную поверхность большой грудной мышцы. Часть грудной фасции в области regioinfraclavicularis образует ключично-грудную фасцию. Внутригрудная фасция, fasciaendothoracica, выстилает внутреннюю поверхность стенок грудной клетки.

Мышцы груди делится на две группы:

Поверхностные:  Большая грудная мышца(m. Pectoralismajor)– начинается на внутренней половине ключицы от передней поверхности грудины и хрящей II-VII ребер и от передней стенки влагалища прямой мышцы живота. Прикрепляется к гребню большого бугорка плечевой кости. Функция: приводит и вращает плечо вовнутрь, расширение грудной клетки при дыхании. Малая грудная мышца(m. Pectoralisminor)– начинается отдельными зубцами от II-V ребервблизи соед. их хрящевой и костной частей. Прикрепляется сухожилиями мышца к клювовидному отростку лопатки. Функция: тянет лопатку, при укреплении лопатки поднимает ребра, участвует при дыхании. Подключичная мышца(m. subclavius) – начинается на костной и хрящевой частях I ребра. Прикрепляется к нижней поверхности акромиальной части ключицы. Функция: тянет ключицу вниз удерживает ее таким образом в грудинно-ключичный сустав явл вспомогательным при дыхании. Передняя зубчатая мышца(m. Serratuaanterior) – мышца начинается 8-9 зубцами от наружной поверхности 8-9 ребер и от сухожильной дуги между I и II ребрами. Прикрепляется вдоль медиа края лопатки и к её нижнему углу. Функция: оттягивает лопатку от позвоночного столба; нижние пучки, кроме того, смещают нижний угол лопатки латерально и сообщают ей вращательные дв вокруг сагиттальной оси. Вместе с ромбовидной мышцей фиксирует лопатку к поверхности грудной клетки.

Глубокие: Наружные мереберные мышцы(mm. Intercostalesecsterni)–начинается от нижних краев ребер, кнаружи от борозды ребра. Прикрепляются на верхних краях нижележащих ребер. Функция: участвует в акте дыхания. Внутренние межребернные мышцы(mm. Intercostalesinterni)– начинается от верхних краев ребер, направляются косо вверх и кпереди. Прикрепляются на нижних краях вышележащих ребер, кнутри от борозды ребра. Самые внутренние межреберные мышцы(mm. Intercjstalesintimi)– на внутренней поверхности внутренних межреберных мышц и имеют одинаковое направление волокон. Прикрепляются к внутренней поверхности смежных ребер. Подреберные мышцы(mm. subcostales)– начинается от верхних краев ребер, направляются косо вверх и кпереди. Пучки их перебрасываются через одно ребро. Функция: внутренние межреберные и подреберные мышцы участвуют в акте дыхании (выдох). Поперечные мышцы груди(m. Transversuathoracis)– начинается от внутренней поверхности мечевидного отростка и нижнего отдела тела грудины. Пучки мышц прикрепляются к внутренней поверхности III-IV ребер. Функция: участвует в акте дыхания. Мышца поднимающая ребра(mm. Levatorescostarum)- начинается от поперечного отростков выступающего позвонка и одиннадцати верхних позвонков. Прикрепляются к углам нижележащих ребер. Функция: поднимают ребра.

Фасции:Грудная фасция(fasciapectoralis)– её поверхностная пластинка, покрывает наружную поверхность большой грудной мышцы и срастается вверху с ключицей. В подключичной ямке глубокая пластинка, окружает малую грудную и подключичную мышцу и срастается с ключицей и клювовидным отростком лопатки. Ключично-грудная фасция(fasciaclavipectoralis) – явл частью грудной фасции в подключичной ямке. Она уплотнена и срастается с проходящей под ней сосудами.Грудная фасция – довольно плотная пластинка покрыта наружной межреберной пластинкой. Внутригрудная фасция(fasciaendothoracica)– выстилает внутреннюю поверхность стенок грудной клетки.

Диафрагма  - это грудобрюшная перегородка – тонкая, широкая мышца, имеющая форму купола, разделяющая грудную и брюшную полости. Состоит из мышечной и сухожильной частей. Сухожильная часть в центре – это сухожильный центр в диафрагме. В мышечной части по периферии в зависимости от прикрепления, различают грудную, реберную и поясничную части диафрагмы. Между ними имеются щели треугольной формы, лишенные мышечных волокон – это реберно-грудинный, реберно-поясничный треугольники (явл слабыми местами, т.к. здесь могут возникать диафрагмальные грыжи). Функция: явл главной дыхательной мышцей, которая при сокращении становится плоской, способствуя вдоху, и принимает форму сферы при выдохе.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Большая грудная мышца. Анатомия, к чему прикрепляется, функции

Большая грудная — это толстая веерообразная мышца, участвующая в движении лопаточно-грудного сустава. Основная её функция – прикрепление или приведение руки к туловищу.

Характеристика

Pectoralis major относится к поперечно-полосатым скелетным мышцам. Они представляют собой четкую линейную структуру в поперечном сечении под микроскопом, что отличает их от гладких мышц. Скелетные мышцы напрягают свои волокна при произвольном сокращении, а затем расслабляют их.

Большая грудная мышца прикрепляется к плечевой кости и лежит под грудной фасцией, которая является частью фасции туловища.

Она состоит из 3 частей или пучков:

  • ключичной головки;
  • грудино-реберной головки;
  • брюшной части.

Наиболее частые повреждения мышцы – это травмы, включающие частичный разрыв глубокой головки или полный разрыв обеих головок.

Функции и свойства

Большая грудная мышца охватывает большую часть груди. Самая широкая часть берет начало у грудины, затем крепится с помощью головок в верхней части костной структуры плеча. Обе головки имеют разные функции в зависимости от угла движения плеча.

  • Ключичная головка помогает сгибать и медиально вращать плечевой сустав.
  • Грудино-реберная головка берет начало от грудины. Эта часть составляет 80% от общего объёма большой мышцы и обеспечивает основную часть действий мышц: приведение руки и внутреннее вращение плечевой кости.

Анатомия и строение

Большая грудная мышца — это толстый веерообразный мускул, расположенный в верхней части грудной клетки, который обеспечивает приведение, и внутреннее вращение руки.

Он имеет 4 точки происхождения:

  • передняя поверхность медиальной половины ключицы;
  • латеральная половина передней поверхности рукоятки грудины, где прикрепляются 6-й или 7-й реберный хрящ;
  • реберный хрящ от 2-го до 6-го ребра;
  • апоневроз наружной косой мышцы живота.

От этих источников мышечные волокна сбоку сходятся к месту прикрепления у плеча. Волокна, отходящие от ключичной части, проходят под углом вниз и в стороны, отделены от грудинно-реберной части бороздой. Волокна от грудино-реберной головки проходят латерально и вверх Они соединяются, образуя плоское сухожилие высотой 5 см, которое вставляется в гребень большого бугорка плечевой кости.

Грудная мышца вместе с сухожилием придает естественный вид передней подмышечной складке. Точка служит ориентиром для хирургов при операциях на подключичной артерии. Малая грудная мышца, которая берет начало на передней поверхности 3-5-го ребра и прикрепляется к клювовидному отростку лопатки, лежит глубоко по отношению к большой мышце.

Она выполняет функцию движения лопатки вниз и вперед. Передняя зубчатая мышца и межреберные мышцы располагаются глубоко в грудных мышцах. Выше грудная мышца граничит с дельтовидной мышцей. Треугольное углубление между большой грудной, дельтовидной мышцей и ключицей называется межключичной ямкой (ямкой Моренгейма).

Большая грудная мышца прикрепляется к crista tuberculi majoris (плечевой кости). У мужчин покрыта слоем прилегающей кожи, подкожной клетчатки и глубокой поверхностной фасцией. У женщин прикрыта грудью.

Иннервация происходит за счёт латеральных и медиальных грудных нервов, отходящих от плечевого сплетения.

Большая грудная мышца

Кровоснабжение осуществляется грудными ветвями торакоакромиальной артерии и межребёрными ветвями внутренней грудной артерии.

И большая, и малая грудные мышцы помогают продвигать руки вперед, сводить их вместе. Грудная клетка имеет множество волокон с разными углами. Каждая мышца действует зависимости от положения руки и волокон. Особенно это касается движения плечевого сустава, шаровидного соединения между лопаткой и плечевой костью.

Для его движения необходима слаженная работа различных мышц. Поэтому в структуре человеческого тела были заложены разнообразные мышцы, малые и большие, которые отвечают за различные виды движений и создающие диапазон двигательной активности плечевого сустава, руки, лопаток.

Возможные заболевания и патологии

Травма сухожилия большой грудной мышцы встречается относительно редко. Сухожилие повреждается во время эксцентрического сокращения — когда внешняя сила, действующая на мышцу, превышает силу, которую она может создать, и когда рука вытягивается и поворачивается наружу.

Жим лежа — наиболее частая причина травм, но есть и другие виды деятельности, приводящие к травмам, включая, лыжный, парашютный спорт, футбол, борьбу, хоккей. Серьезные травмы грудной клетки обычно возникают у мужчин в возрасте от 20 до 40 лет.

Симптомы проявляются в виде боли в груди, плече, внутри руки до локтя. Иногда эту боль принимают за сердечную.

  • У женщин наряду с болью в груди может возникать болезненность или гиперчувствительность сосков.
  • Болевые ощущения могут распространяться на безымянный палец и мизинец, проявиться при разгибании рук.
  • Ощущение боли нередко проявляются между лопатками.
  • Сильная боль может вызвать чувство сжатия в груди, которое напоминает грудную стенокардию.
  • Изначально боль может быть односторонней, но, если ее не лечить, она распространяется на другую сторону груди.

Мышечные боли в груди не являются специфическим симптомом, не указывают на конкретную проблему, поэтому причины следует искать совместно с доктором.

Миозит

Грудная мышца в месте прикрепления к плечевой кости представляет собой плоское сухожилие. Воспалительный процесс, происходящий в большой мышце, может затрагивать не только ткани мускула, но и сухожилие.

Травмы или действия с применением силы у спортсменов нередко приводят к воспалению грудных мышц и сухожилий.

Классификация

Существует несколько типов миозита:

  • локальный, который воздействует на 1группу мышц;
  • полимиозит, при котором поражается несколько мышечных групп;
  • дерматомиозит, воспалительный процесс, затрагивающий не только мышцы, но и кожный покров.
Симптомы и признаки

Миозит вызывает ограничения движений в плечевом суставе.

Основные признаки миозита:

  • Боль возникает как слабая или умеренная при физической активности.
  • Спустя 7-10 дней воспаление активизируется, и боль становится сильной даже в состоянии покоя.
  • Усиливается боль в области шеи, плеч, груди.
  • Мышцы становятся напряженными, жесткими, реагирующими на прикосновение.
  • Человек испытывает трудности при вставании.
  • Появляется охриплость в голосе или шёпот.
  • Затрудненное глотание.
Причины

Расстройство часто наблюдается у пациентов, занимающихся контактными видами спорта, сопряженными с травмами связок и мышц.

Частые причины:

  • Поверхностная травма, вызвавшая микроразрыв мышечной ткани.
  • Ежедневное поднятие тяжестей для увеличения силы мышц.
  • Несогласованное движение сустава при сокращении мышцы вызывает чрезмерную нагрузку на мышечные волокна, что способствует появлению микротравм в области сухожилий и мышц. Такая травма следует за воспалением.
  • Воспаление может быть следствием чрезмерного растяжения сухожилий и мышц во время сна или при сидячем образе жизни.
  • Резкое вращение руки может вызвать чрезмерное растяжение грудной мышцы и сухожилия.

Травмы, вызванные перенапряжением мышц, характерны для возрастной группы мужчин от 20 до 40 лет. Редко, но встречается у пожилых людей, особенно после неудачного падения, мышечного перенапряжения.

Пациенты, страдающие аутоиммунным заболеванием, склонны к развитию миозита.

Методы лечения

При лечении применяются различные методы как консервативные, так и нетрадиционные.

  • Холодная терапия (пакет со льдом) снижает боль, отек мышц и окружающих тканей.
  • Поддержка плеча с помощью с помощью слинга или стропы.
  • Противовоспалительные препараты назначают при боли и воспалении. Если побочные эффекты не являются проблемой, то при воспалении мышц назначают НПВП на срок от 2 до 3 недель. Чаще всего применяются: Мотрин, Напроксен и Целебрекс.

Мышечные спазмы лечатся миорелаксантами:

  • Баклофен.
  • Флексерил.
  • Скелаксин.

Физиотерапия при воспалении большой грудной мышцы:

  • Процедуры с применением лампы «Солюкс», лечение инфракрасным светом.
  • Парафинотерапия, озокеритотерапия.
  • Магнитотерапия.

Количество сеансов, их продолжительность назначается врачом в индивидуальном порядке. При травматическом поражении мышц, вызвавшем воспалительный процесс, назначается массаж в сочетании с тепловыми процедурами. Лечебная физкультура помогает дальнейшему восстановлению мышечной активности.

Природные средства от миозита:

  • Ванна с морской солью — самое эффективное домашнее средство от воспаления мышц.
  • Линимент, приготовленный из перечного порошка и кунжутного масла, облегчает боль, снимает скованность. Приготовленную мазь наносят на воспаленные мышцы.

Гвоздичное масло обладает мощным противовоспалительным, обезболивающими свойством.

  • Нагреть 1-2 ст. л. гвоздичного масла и дать ему немного остыть.
  • Нанести масло на пораженные мышцы.
  • Слегка помассировать кожу.
  • Делать это 2-3 раза в день в течение нескольких дней.

Большая грудная мышца прикрепляется к плечевой кости, способствуя пронации плеча. Поэтому растяжка грудных мышц оказывает укрепляющее воздействие на кости и суставы, помогает улучшить осанку, способствует развитию гибкости.

Разрывы и отрывы большой грудной мышцы

Полные разрывы сухожилий относительно редки, чаще встречаются в медицинской практике эксцентрическое сокращение растянутой мышцы.

Классификация

Большая грудная мышца прикрепляется к плечевой кости посредством сухожилия, отрыв которого происходит по причине физического перенапряжения. Разрывы могут быть небольшими, частичными при минимальной боли и минимальной потере функции и полными.

Грудные деформации классифицируются следующим образом:

  • Степень 1. Небольшое количество волокон разорвано, что вызывает некоторую боль, но позволяет полноценно функционировать.
  • 2 степень. Значительное количество волокон разорвано с умеренной потерей функции.
  • Степень 3. Все мышечные волокна разрываются, что приводит к серьезной потере функции.

Большинство грудных деформаций относятся ко 2-й степени.

Симптомы и признаки

Пациенты с перенапряжением грудной клетки испытывают внезапную боль, ощущение разрыва в груди или передней части плеча во время активной работы или спортивных занятий. При незначительных разрывах боль, скованность наступают после отдыха или позже (особенно ночью или на следующее утро). В тяжелых случаях боль выводит из строя, не позволяя пациенту выполнять дальнейшие действия.

  • Боль локализуется в груди и передней части плеча или подмышечной впадине.
  • Иногда отдаёт в плечо или шею, усиливается при физической активности.
  • Пациенты обычно испытывают боль при сильном прикосновении к пораженной грудной мышце и часто при попытке растянуть мышцы или выполнять действия, требующие сильного их сокращения.
  • Гематомы и отек грудной клетки. Мышечная травма вызывает кровотечение из разорванной мышечной массы, кровь собирается в подкожной клетчатке, что приводит к гематоме. Разрыв сухожилия вызывает меньшее кровотечение, чем разрыв мышцы. Над надорванными мышцами наблюдается синяк.
  • Слабость мышц. Потеря связи между порванным сегментом мышцы или связкой вызывает снижение мышечной силы.

У пациентов с незначительным разрывом симптомы могут быть слабыми или отсутствовать. В тяжелых случаях отверстие (или деформация) в мышце обнаруживается в месте разрыва путем пальпации.

Причины

Растяжение грудной клетки часто возникает внезапно из-за того, что через мышцу и сухожилие проходит большая сила, которая не выдерживает нагрузки. Обычно это происходит во время силовых тренировок, особенно при выполнении жима лежа, от груди.

В других случаях грудное напряжение развивается из-за повторяющихся или продолжительных действий, вызывающих нагрузку на мускулы. Это вызывает постепенную их дегенерацию, ослабление, что предрасполагает к дальнейшим травмам.

Спонтанный разрыв встречается редко, но наблюдается у пожилых пациентов. Травма возникает в результате резкого задействования мышцы после её длительного бездействия, которое привело к атрофии мышц.

Хроническое употребление кортикостероидов может способствовать разрыву большой грудной мышцы, поскольку употребление препаратов имеет тенденцию ослаблять сухожилия и мышцы.

Методы лечения

Первоначальное лечение включает применение льда и иммобилизацию плеча, руки и груди. При полном разрыве сухожилия грудной мышцы возможно хирургическое вмешательство.

Методы лечения  Способы
Консервативное Холодный компресс предотвращает дальнейшее кровотечение, вызывая сокращение кровеносных сосудов, уменьшает отек, боль. Компресс оставляют на раненой мышце 30 мин. и повторяют каждые 4 час.
Движение руки ограничивается перевязкой вокруг груди и конечности.
НПВП используются при сильной боли: Диклофенак, Мелоксикам в/м.

Мышечные релаксанты, используемые для снятия мышечного спазма: Баклофен, Скелаксин, Флексерил.

ЛФК и физиотерапия Лечебная физкультура в течение первых 8 недель рекомендуется пассивная.

Начиная с 11-12 недели можно проводить упражнения с применением силы от 2 до 5 кг.

Физиотерапия полезна в послеоперационной реабилитации.

Массаж мягких тканей.

Хирургический В случаях полного разрыва грудной мышцы может быть показано хирургическое вмешательство.

После консервативного лечения сила внутренней ротации и приведения полностью не восстанавливается. Возможно лишь достижение полной амплитуды безболезненных движений, которой достаточно для восстановления полноценной повседневной деятельности. Спортсменам, желающим возвратиться к занятиям, может потребоваться операция.

Синдром Поланда

Это редкий врожденный дефект, который характеризуется отсутствием или аномальным строением грудной мышцы. Часто сопровождается другими аномалиями.

Врожденное заболевание может поразить любого человека. По неизвестной причине правая сторона тела поражается вдвое чаще, чем левая. Мальчики страдают в 3 раза чаще, чем девочки.

Классификация

В настоящее время он классифицируется как «неспецифический дефект развития», который возникает на шестой неделе развития плода.

Существует 4 вида формирования грудной клетки при данной патологии:

  • нет нарушений хрящевой и костной части рёбер, аномалия проявляется на уровне мягких тканей;
  • костные и хрящевые части рёбер сохранены, но грудная клетка развита неправильно;
  • имеется гипоплазия рёберных хрящей, но костные части рёбер сохранены, при этом наблюдается небольшая деформация грудины;
  • отсутствие хрящей и костной ткани у 2-4 рёбер.
Симптомы и признаки

Аномальные признаки видны даже неспециалистам и обнаруживаются родителями в первые дни после рождения ребенка.

Частые признаки:

  • Отсутствие грудных мышц.
  • Нарушения со стороны ЖКТ. печени и желчевыводящих путей.
  • Обезьянья складка на пораженной стороне: единственная линия, проходящая через ладонь. Обычно на ладонях бывает три складки.
  • Брахидактилия или короткие пальцы.
  • Аномальные ребра.
  • Асимметричные верхние конечности.
  • Дефекты диафрагмы.
  • Отсутствие или аномалия локтевой кости и лучевой кости.
  • Синдактилия или перепонка, слияние или соединение пальцев вместе.
  • Олигодактилия или отсутствие пальцев.
  • Отсутствие или недоразвитие сосков.
  • Патологии лопатки или плечевой кости.
Причины

Точная причина синдрома неизвестна, но специалисты торакальной хирургии предполагают, что причиной может быть нарушение миграции эмбриональных тканей, необходимых для образования грудных мышц.

А также многие считают, что:

  • синдром – это спорадическое явление (не передается по наследству), потому что он возникает у людей, у которых нет семейного анамнеза синдрома;
  • в некоторых случаях это происходит по аутосомно-доминантному типу. Дети, которые не унаследуют аномальный ген, не разовьют заболевание и не передадут его своему потомству.
Методы лечения

Наиболее приемлемым методом лечения синдрома является реконструктивная хирургия, которая включает:

  • восстановление грудной клетки за счет существующие мышц груди, взятых из других частей тела;
  • пациентов с незначительной асимметрией грудной клетки лечат с помощью постоянного расширителя имплантата;
  • деформации пальцев можно исправить путем хирургической реконструкции и отделения сросшихся или перепончатых пальцев:
  • хирургическое лечение диафрагмальной грыжи.

Мальчикам реконструктивная хирургия может быть сделана уже с 12 лет, а у девочек откладывается до полного развития груди. После хирургического вмешательства используются физиотерапевтические процедуры для улучшения состояния ребенка и лечения мышечной слабости

Большая грудная мышца — динамичный и многофункциональный мускул. Знания о структуре органа, местах его прикрепления к частям скелета, способствуют повышению осведомленность о теле, допустимом диапазоне физических упражнений.

Видео о большой грудной мышце

Анатомия большой грудной мышцы:

Гипертрофия мышц: обзор принципов тренировки для увеличения массы мышц. Часть 2

1.

Adams G and Bamman MM. Characterization and regulation of mechanical loading-induced compensatory muscle hypertrophy. Compr Physiol 2: 2829–2970, 2012.

2.

American College of Sports Medicine. American College of Sports Medicine position stand. Progression models in resistance training for healthy adults. Med Sci Sports Exerc 41: 687–708, 2009.

3.

Amirthalingam T, Mavros Y, Wilson GC, Clarke JL, Mitchell L, and Hackett DA. Effects of a modified German volume training program on muscular hypertrophy and strength. J Strength Cond Res 2016 [Epub ahead of print].

4.

An HJ, Choi WS, Choi JH. Kim JN and Min KO. Effects of muscle activity and number of resistance exercise repetitions on perceived exertion in tonic and phasic muscle of young Korean adults. J Phys Ther Sci 27: 3455–3459, 2015.

5.

Antonio J. Nonuniform response of skeletal muscle to heavy resistance training: Can bodybuilders induce regional muscle hypertrophy? J Strength Cond Res 14: 102–113, 2000.

6.

Armstrong RB, Warren GL, and Warren JA. Mechanisms of exercise-induced muscle fibre injury. Sports Med 12: 184–207, 1991.

7.

Arlotta M, Lovasco G, and McLean L. Selective recruitment of the lower fibers of the trapezius muscle. J Electromyogr Kinesiol 21: 403–410, 2011.

8.

Arthur RC, Liotta FJ, Klootwyk TE, Porter DA, and Mieling P. Potential risk of rerupture in primary achilles tendon repair in athletes younger than 30 years of age. Am J Sports Med 33: 119–123, 2005.

9.

Augustsson J, Thomee´ R, Ho¨ rnstedt P, Lindblom J, Karlsson J, and Grimby G. Effect of pre-exhaustion exercise on lowerextremity muscle activation during a leg press exercise. J Strength Cond Res 17: 411–416, 2003.

10.

Berger RA. Effect of varied weight training programs on strength. Res Q 33: 169–181, 1962.

11.

Bottaro M, Veloso J, Wagner D, and Gentil P. Resistance training for strength and muscle thickness: Effect of number of sets and muscle group trained. Sci Sports 26: 259–264, 2011.

12.

Brown JM, Solomon C, and Paton M. Further evidence of functional differentiation within biceps brachii. Electromyogr Clin Neurophysiol 33: 301–309, 1993.

13.

Bruce-Low S and Smith D. Explosive exercise in sports training: A critical review. J Exerc Physiol 10: 21–33, 2007.

14.

Burd NA,Holwerda AM, Selby KC,West DW, Staples AW, Cain NE, Cashaback JGA, Potvin JR, Baker SK, and Phillips SM. Resistance exercise volume affects myofibrillar protein synthesis and anabolic signallingmolecule phosphorylation in young men. J Physiol 588: 3119–3130, 2010.

15.

Burd NA, West DW, Staples AW, Atherton PJ, Baker JM, Moore DR, Holwerda AM, Parise G, Rennie MJ, Baker SK, and Phillips SM. Low-load high volume resistance exercise stimulates muscle protein synthesis more than high-load low volume resistance exercise in young men. PLoS One 5: e12033, 2010.

16.

Burd NA, Mitchell CJ, Churchward-Venne TA, and Phillips SM. Bigger weights may not beget bigger muscles: Evidence from acute muscle protein synthetic responses after resistance exercise. Appl Physiol Nutr Metab 37: 551–554, 2012.

17.

Buresh R, Berg K, and French J. The effect of resistive exercise rest interval on hormonal response, strength, and hypertrophy with training. J Strength Cond Res 23: 62–71, 2009.

18.

Campos GE, Luecke TJ, Wendeln HK, Toma K, Hagerman FC, Murray TF, Ragg KE, Ratamess NA, Kraemer WJ, and Staron RS. Muscular adaptations in response to three different resistancetraining regimens: Specificity of repetition maximum training zones. Eur J Appl Physiol 88: 50–60, 2002.

19.

Cormie P, McGuigan MR, and Newton RU. Developing maximal neuromuscular power: Part 1—Biological basis of maximal power production. Sports Med 41: 17–38, 2011.

20.

Correa CS, Teixeira BC, Cobos RC, Macedo RC, Kruger RL, Carteri RB, Radaelli R, Gross JS, Pinto RS, and Reischak-Oliveira A ´ . High-volume resistance training reduces postprandial lipaemia in postmenopausal women. J Sports Sci 33: 1890–1901, 2015.

21.

Cuthbertson DJ, Babraj J, Smith K, Wilkes E, Fedele MJ, Esser K, and Rennie M. Anabolic signalling and protein synthesis in human skeletal muscle after dynamic shortening and lengthening exercise. Am J Physiol Endocrinol Metab 290: 731–738, 2006.

22.

Damas F, Phillips S, Vechin FC, and Ugrinowitsch C. A review of resistance training-induced changes in skeletal muscle protein synthesis and their contribution to hypertrophy. Sports Med 45: 801–807, 2015.

23.

Dankel SJ, Mattocks KT, Jessee MB, Buckner SL, Mouser JG, Counts BR, Laurentino GC, and Loenneke JP. Frequency: The overlooked resistance training variable for inducing muscle hypertrophy? Sports Med 47: 799–805, 2017.

24.

de Salles BF, Sima˜o R, Miranda F, Novaes Jda S, Lemos A, and Willardson JM. Rest interval between sets in strength training. Sports Med 39: 765–777, 2009.

25.

Folland JP, Irish CS, Roberts JC, Tarr JE, and Jones DA. Fatigue is not a necessary stimulus for strength gains during resistance training. Br J Sports Med 36: 370–373, 2002.

26.

Fonseca RM, Roschel H, Tricoli V, de Souza EO, Wilson JM, Laurentino GC, Aihara AY, de Souza Lea˜o AR, and Ugrinowitsch C. Changes in exercises are more effective than in loading schemes to improve muscle strength. J Strength Cond Res 28: 3085–3092, 2014.

27.

Franchi MV, Atherton PJ, Reeves ND, Flu¨ ck M, Williams J, Mitchell WK, Selby A, Beltran Valls RM, and Narici MV. Architectural, functional and molecular responses to concentric and eccentric loading in human skeletal muscle. Acta Physiol 210: 642–654, 2014.

28.

Fry AC and Kraemer WJ. Resistance exercise overtraining and overreaching: Neuroendocrine responses. Sports Med 23: 106–129, 1997.

29.

Fry AC. The role of resistance exercise intensity on muscle fibre adaptations. Sports Med 34: 663–679, 2004.

30.

Gentil P, Oliveira E, de Arau´ jo Rocha Ju´ nior V, do Carmo J, and Bottaro M. Effects of exercise order on upper-body muscle activation and exercise performance. J StrengthCondRes 21: 1082–1086, 2007.

31.

George PP, Asakawa DS, Delp SL, Zajac FE, and Drace JE. Nonuniform shortening in the biceps brachii during elbow flexion. J Appl Physiol 92: 2381–2389, 2002.

32.

Godfrey RJ, Madgwick Z, and Whyte GP. The exercise-induced growth hormone response in athletes. Sports Med 33: 599– 613, 2003.

33.

Goto K, Sato K, and Takamatsu K. A single set of low intensity resistance exercise immediately following high intensity resistance exercise stimulates growth hormone secretion in men. J Sports Med Phys Fitness 43: 243–249, 2003.

34.

Goto K, Ishii N, Kizuka T, and Takamatsu K. The impact of metabolic stress on hormonal responses and muscular adaptations. Med Sci Sports Exerc 37: 955–963, 2005.

35.

Grgic J, Lazinica B, Mikulic P, Krieger JW, and Schoenfeld BJ. The effects of short versus long inter-set rest intervals in resistance training on measures of muscle hypertrophy: A systematic review. Eur J Sport Sci 22: 1–11, 2017.

36.

Hackett DA, Johnson NA, and Chow CM. Training practices and ergogenic aids used by male bodybuilders. J Strength Cond Res 27: 1609–1617, 2013.

37.

Hill M and Goldspink G. Expression and splicing of the insulin- like growth factor gene in rodent muscle is associated with muscle satellite (stem) cell activation following local tissue damage. J Physiol 549: 409–418, 2003.

38.

Hornberger TA, Chu WK, Mak YW, Hsiung JW, Huang SA, and Chien S. The role of phospholipase D and phosphatidic acid in the mechanical activation of mTOR signalling in skeletal muscle. Proc Natl Acad Sci USA 103: 4741–4746, 2006.

39.

Izquierdo M, Iban˜ ez J, Gonza´ lez-Badillo JJ, Ha¨ kkinen K, Ratamess NA, Kraemer WJ, French DN, Eslava J, Altadill A, Asiain X, and Gorostiaga EM. Differential effects of strength training leading to failure versus not to failure on hormonal responses, strength, and muscle power gains. J Appl Physiol 100: 1647–1656, 2006.

40.

Ja¨ rvinen TA, Ja¨ rvinen TL, Ka¨a¨ ria¨ inen M, Aa¨ rimaa V, Vaittinen S, Kalimo H, and Ja¨ rvinen M. Muscle injuries: Optimising recovery. Best Pract Res Clin Rheumatol 21: 317–331, 2007.

41.

Jones DA and Rutherford OM. Human muscle strength training: The effects of three different regimens and the nature of the resultant changes. J Physiol 391: 1–11, 1987.

42.

Júnior VAR, Bottaro M, Pereira MCC, Andrade MM, Júnior PRWP, and Carmo JC. Electromyography analyses of muscle pre-activation induced by single joint exercise. Rev Bras Fisioter 14: 158–165, 2010.

43.

Kraemer WJ and Ratamess NA. Fundamentals of resistance training: Progression and exercise prescription. Med Sci Sports Exerc 36: 674–688, 2004.

44.

Krieger JW. Single versus multiple sets of resistance exercise: A meta-regression. J Strength Condit Res 23: 1890–1901, 2009.

45.

Krieger JW. Single vs. multiple sets of resistance exercise for muscle hypertrophy: A meta-analysis. J Strength Cond Res 24: 1150–1159, 2010.

46.

Kreher JB and Schwartz JB. Overtraining syndrome: A practical guide. Sports Health 4: 128–138, 2012.

47.

Lauver JD, Cayot TE, and Scheuermann BW. Influence of bench angle on upper extremity muscular activation during bench press exercise. Eur J Sport Sci 16: 309– 316, 2016.

48.

MacDougall JD, Gibala MJ, Tarnopolsky MA, MacDonald JR, Interisano SA, and Yarasheski KE. The time course for elevated muscle protein synthesis following heavy resistance exercise. Can J Appl Physiol 20: 480–486, 1995.

49.

Mattocks KT, Buckner SL, Jessee MB, Dankel SJ, Mouser JG, and Loenneke JP. Practicing the test produces strength equivalent to higher volume training. Med Sci Sports Exerc 2017 [Epud ahead of print].

50.

McBride JM, Blaak JB, and Triplett- McBride T. Effect of resistance exercise volume and complexity on EMG, strength, and regional body composition. Eur J Appl Physiol 90: 626–632, 2003.

51.

Mitchell CJ, Churchward-Venne TA, West DW, Burd NA, Breen L, Baker SK, and Phillips SM. Resistance exercise load does not determine training-mediated hypertrophic gains in young men. J Appl Physiol 113: 71–77, 2012.

52.

Mitchell CJ, Churchward-Venne TA, Parise G, Bellamy L, Baker SK, Smith K, Atherton PJ, and Phillips SM. Acute post-exercise myofibrillar protein synthesis is not correlated with resistance training-induced muscle hypertrophy in young men. PLoS One 24: e89431, 2014.

53.

Mendez-Villanueva A, Suarez-Arrones L, Rodas G, Fernandez-Gonzalo R, Tesch P, Linnehan R, Kreider R, and Di Salvo V. MRIbased regional muscle use during hamstring strengthening exercises in elite soccer players. PLoS One 11: e0161356, 2016.

54.

Moss BM, Refsnes PE, Abildgaard A, Nicolaysen K, and Jensen J. The effects of maximal effort strength training with different loads on dynamic strength, crosssectional area, load-power and load– velocity relationships. Eur J Appl Physiol 75: 193–199, 1997.

55.

Moore DR, Phillips SM, Babraj JA, Smith K, and Rennie MJ. Myofibrillar and collagen protein synthesis in human skeletal muscle in young men after maximal shortening and lengthening contractions. Am J Physiol Endocrinol Metab 288: 1153–1159, 2005.

56.

Ogborn D and Schoenfeld BJ. The role of fiber types in muscle hypertrophy: Implications for loading strategies. Strength Cond J 35: 20–25, 2014.

57.

Phillips SM. A brief review of critical processes in exercise-induced muscular hypertrophy. Sports Med 44: 71–77, 2014.

58.

Poliquin C. The Poliquin International Certification Program: Theory Manual 1. East Greenwhich, RI: Poliquin Performance Center, 2009.

59.

Radaelli R, Botton CE, Wilhelm EN, Bottaro M, Lacerda F, Gaya A, Moraes K, Peruzzolo A, Brown LE, and Pinto RS. Lowand high-volume strength training induces similar neuromuscular improvements in muscle quality in elderly women. Exp Gerontol 48: 710–716, 2013.

60.

Radaelli R, Fleck SJ, Leite T, Leite RD, Pinto RS, Fernandes L, and Simao R. Dose response of 1, 3 and 5 sets of resistance exercise on strength, local muscular endurance and hypertrophy. J Strength Cond Res 29: 1349–1358, 2015.

61.

Robbins DW, Goodale TL, Docherty D, Behm DG, and Tran QT. The effects of load and training pattern on acute neuromuscular responses in the upper body. J Strength Cond Res 24: 23–29, 2009.

62.

Roig M, O’Brien K, Kirk G, Murray R, McKinnon P, Shadgan B, and Reid WD. The effects of eccentric versus concentric resistance training on muscle strength and mass in healthy adults: A systematic review with meta-analysis. Br J Sports Med 43: 556–568, 2009.

63.

Rønnestad BR, Egeland W, Kvamme NH, Refsnes PE, Kadi F, and Raastad T. Dissimilar effects of one- and three-set strength training on strength and muscle mass gains in upper and lower body in untrained subjects. J Strength Cond Res 21: 157–163, 2007.

64.

Schmidtbleicher D and Haralambie G. Changes in contractile properties of muscle after strength training in man. Eur J Appl Physiol 46: 221–228, 1981.

65.

Schoenfeld BJ. The mechanisms of muscle hypertrophy and their application to resistance training. J Strength Cond Res 24: 2857–2872, 2010.

66.

Schoenfeld BJ. Potential mechanisms for a role of metabolic stress in hypertrophic adaptations to resistance training. Sports Med 43: 179–94, 2013.

67.

Schoenfeld BJ, Ratamess NA, Peterson MD, Contreras B, Sonmez GT, and Alvar BA. Effects of different volume-equated resistance training loading strategies on muscular adaptations in well-trained men. J Strength Cond Res 28: 2909–2918, 2014.

68.

Schoenfeld BJ, Contreas B, Tiryaki- Sonmez G, Wilson JM, Kolber MJ, and Peterson MD. Regional differences in muscle activation during hamstrings exercise. J Strength Cond Res 29: 159– 164, 2015.

69.

Schoenfeld BJ, Ogborn DI, and Krieger JW. Effect of repetition duration during resistance training on muscle hypertrophy: A systematic review and meta-analysis. Sports Med 45: 577–585, 2015.

70.

Schoenfeld BJ. Science and Development of Muscle Hypertrophy. Champaign, IL: Human Kinetics, 2016. pp. 51–56.

71.

Schoenfeld BJ, Contreras B, Ogborn D, Galpin A, Krieger J, and Sonmez GT. Effects of varied versus constant loading zones on muscular adaptations in trained men. Int J Sports Med 37: 442–447, 2016.

72.

Schoenfeld BJ, Ogborn D, and Krieger JW. Dose-response relationship between weekly resistance training volume and increases in muscle mass: A systematic review and meta-analysis. J Sports Sci 19: 1–10, 2016.

73.

Schoenfeld BJ, Ogborn D, and Krieger JW. Effects of resistance training frequency on measures of muscle hypertrophy: A systematic review and meta-analysis. Sports Med 46: 1689–1697, 2016.

74.

Schoenfeld BJ, Pope ZK, Benik FM, Hester GM, Sellers J, Nooner JL, Schnaiter JA, Bond-Williams KE, Carter AS, Ross CL, Just BL, Henselmans M, and Krieger JW. Longer interset rest periods enhance muscle strength and hypertrophy in resistance-trained men. J Strength Cond Res 30: 1805–1812, 2016.

75.

Schoenfeld BJ,Wilson JM, Lowery RP, and Krieger JW. Muscular adaptations in lowversus high-load resistance training: A meta-analysis. Eur J Sport Sci 16: 1–10, 2016.

76.

Schoenfeld BJ, Ogborn D, Vigotsky AD, Franchi M, and Krieger JW. Hypertrophic effects of concentric versus eccentric muscle actions: A systematic review and meta-analysis. J Strength Cond Res 2017 [Epub ahead of print].

77.

Schott J, McCully K, and Rutherford OM. The role of metabolites in strength training. II. Short versus long isometric contractions. Eur J App Physiol Occup Physiol 71: 337– 341, 1995.

78.

Shepstone TN, Tang JE, Dallaire S, Schuenke MD, Staron RS, and Philips SM. Short-term high- vs. low-velocity isokinetic lengthening training results in greater hypertrophy of the elbow flexors in young men. J Appl Physiol 98: 1768–1776, 2005.

79.

Sima˜o R, Spineti J, de Salles BF, Oliveira LF, Matta T, Miranda F, Miranda H, and Costa PB. Influence of exercise order on maximum strength and muscle thickness in untrained men. J Sports Sci Med 9: 1–7, 2010.

80.

Sima˜o R, de Salles BF, Figueiredo T, Dias I, and Willardson JM. Exercise order in resistance training. Sports Med 42: 251– 265, 2012.

81.

Sima˜o R, Figueiredo T, Leite RD, Jansen A, and Willardson JM. Influence of exercise order on repetition performance during low-intensity resistance exercise. Res Sports Med 20: 263–273, 2012.

82.

Smith LL. Overtraining, excessive exercise, and altered immunity: Is this a T Helper-1 versus T Helper-2 lymphocyte response? Sports Med 33: 347–364, 2003.

83.

Sola OM, Herring S, Zhang G, Huang X, Hayashida N, Haines LC, Thomas R, Kakulas BA, and Sauvage LR. Significance of the biopsy site of the latissimus dorsi muscle for fiber typing. J Heart Lung Transplant 11: 315–319, 1992.

84.

Spineti J, de Salles BF, Rhea MR, Lavigne D, Matta T, Miranda F, Fernandes L, and Sima˜o R. Influence of exercise order on maximum strength and muscle volume in nonlinear periodized resistance training. J Strength Cond Res 24: 2962–2969, 2010.

85.

Stone MH, Stone ME, and Sands WA. Principles and Practice of Resistance Training. Champaign, IL: Human Kinetics, 2007.

86.

Sundstrup E, Jakobsen MD, Andersen CH, Zebis MK, Mortensen OS, and Andersen LL. Muscle activation strategies during strength training with heavy loading vs. repetitions to failure. J Strength Cond Res 26: 1897–1904, 2012.

87.

Tanimoto M and Ishii N. Effects of lowintensity resistance exercise with slow movement tonic force generation on muscular function in young men. J Appl Physiol 100: 1150–1157, 2006.

88.

Tesch PA and Karlsson J. Muscle fiber types and size in trained and untrained muscles of elite athletes. J Appl Physiol 59: 1716–1720, 1985.

89.

Tesch PA, Colliander EB, and Kaiser P. Muscle metabolism during intense, heavyresistance exercise. Eur J Appl Physiol Occup Physiol 55: 362–366, 1986.

90.

Tesch PA, Ploutz-Snyder LL, Ystro¨m L, Castro MJ, and Dudley GA. Skeletal muscle glycogen loss evoked by resistance exercise. J Strength Cond Res 12: 67–73, 1998.

91.

Wakahara T, Miyamoto N, Sugisaki N, Murata K, Kanehisa H, Kawakami Y, Fukunaga T, and Yanai T. Association between regional differences in muscle activation in one session of resistance exercise and in muscle hypertrophy after resistance training. Eur J Appl Physiol 112: 1569–1576, 2012.

92.

Wakahara T, Fukutani A, Kawakami Y, and Yanai T. Nonuniform muscle hypertrophy: Its relation to muscle activation in training session. Med Sci Sports Exerc 45: 2158– 2165, 2013.

93.

Waldron M, Worsfold PR, Twist C, and Lamb KL. Changes in anthropometry and performance, and their inter-relationships, across three seasons in elite youth rugby league players. J Strength Cond Res 28: 3128–3136, 2014.

94.

Wernbom M, Augustsson J, and Thomee R. The influence of frequency, intensity, volume and mode of strength training on whole muscle cross-sectional area in humans. Sports Med 37: 225–264, 2007.

95.

Wickiewicz TL, Roy RR, Powell PL, and Edgerton VR. Muscle architecture of the human lower limb. Clin Orthop Relat Res 179: 275–283, 1983.

96.

Widrick JJ, Stelzer JE, Shoepe TC, and Garner DP. Functional properties of human muscle fibers after short-term resistance exercise training. Am J Physiol Regul Integr Comp Physiol 283: 408–416, 2002.

97.

Willardson JM, Norton L, and Wilson G. Training to failure and beyond in mainstream resistance exercise programs.

Большая грудная мышца

Анатомия Мышцы Мышцы и фасции туловища Мышцы и фасции груди Мышцы груди Поверхностные мышцы груди Рис. 305. Рельеф мышц туловища; вид сбоку. Рис. 304. Мышцы и фасции туловища; вид спереди. (Поверхностные мышцы шеи, груди и живота.)

Большая грудная мышца, m. pectoralis major (рис. 304, 305, 306, 307, 308, 309; см. рис. 302, 311), парная, широкая, располагается наиболее поверхностно в передневерхних отделах грудной клетки.

Рис. 307. Мышцы туловища; вид справа. (Лопатка оттянута кзади. Большая и малая грудные мышцы и наружная косая мышца живота удалены.) Рис. 306. Мышцы туловища; вид справа. (Поверхностные мышцы.)

Верхнебоковым краем мышца подходит к переднему краю дельтовидной мышцы, образуя вместе с ней дельтовидно-грудную борозду, а у края ключицы – подключичную ямку, fossa infraclavicularis. Нижнебоковой край большой грудной мышцы иногда ясно обрисовывается через кожные покровы. Мышца начинается на внутренней половине ключицы – ключичная часть, pars clavicularis, от передней поверхности грудины и хрящей II-VII ребер – грудино-реберная часть, pars sternocostalis, и от передней стенки влагалища прямой мышцы живота – брюшная часть, pars abdominalis (слабо выраженная).

Рис. 309. Мышцы туловища; вид спереди. (Справа удалены наружная косая мышца живота и частично большая грудная мышца, слева – наружная и внутренняя косые мышцы живота и частично большая грудная мышца; большая часть передней стенки влагалища прямых мышц живота тоже удалена.) Рис. 308. Места начала и прикрепления мышц туловища (схема).

Направляясь латерально и кверху, пучки большой грудной мышцы сходятся так, что пучки нижней части мышцы ложатся позади пучков верхней части, в результате чего в этом месте мышца значительно утолщена. Эта суженная, но утолщенная часть мышцы переходит на плечевую кость, образуя по своему ходу переднюю стенку подмышечной ямки, fossa axillaris, и затем в сухожилие, прикрепляется к гребню большого бугорка плечевой кости, нижними пучками выше, а верхними – ниже.

Функция: приводит и вращает плечо вовнутрь, при горизонтальном положении руки приводит ее в сагиттальное положение, а при укрепленной верхней конечности своей грудино-реберной частью мышца способствует расширению грудной клетки при акте дыхания.

Иннервация: nn. pectorales medialis et lateralis (CV-ThI).

Кровоснабжение: аа. thoracoacromialis, thoracica lateralis, thoracica superior, rr. intercostales anteriores.

Рис. 311. Места начала и прикрепления мышц туловища (схема). Рис. 302. Рельеф мышц туловища; вид спереди.

Как накачать верхнюю часть грудной клетки - RDLFITNESS

Обновление:

Это полная чушь. Упражнения на наклонной поверхности делают упор на верхнюю часть груди. Хотя все волокна сокращаются в своих конечных точках, они различаются по напряжению в зависимости от внутренних моментов в мышцах, с неравномерностью саркомера и другими эффектами, такими как растяжение и, вероятно, набухание клеток, ведущее к неравномерному росту.

Многие тренирующиеся подходят к бодибилдингу как к скульпторам.Они выбирают упражнения для наращивания мышц в определенных областях, такие как прессование и лепка глины для формирования контуров статуи. Они могут стремиться к достижению идеальной пропорции, полагая, что полностью контролируют свое развитие.

Однако эта аналогия не работает, когда вы начинаете понимать задействованную анатомию. Мышцы действуют в местах их возникновения и прикрепления. Эти конечные точки прикрепляют мышцы к сухожилиям, позволяя им воздействовать на кости. Когда мышца сокращается, она просто действует во всех своих конечных точках. Представьте, что вы сильно тянете за каждый конец веревки. Может ли какая-нибудь тонкость позволить вам подчеркнуть определенные пряди?

Это понятие применимо и к сундуку, но само по себе не раскрывает всей правды. Если конечная точка покрывает широкую область, тогда в зависимости от углов сустава могут предпочтительно активироваться определенные мышечные волокна. Грудь с нижней частью грудины и верхней ключичной частью функционирует как такой пример.

Однако, пока вы толкаетесь в горизонтальном направлении с тяжелым весом, вся грудь интенсивно участвует в движении. Этот выбор также защищает ваши плечи и другие суставы. Остальные задействованные мышцы работают равномерно и сокращаются до идеальной длины. Это оптимизирует рост силы и размера за счет максимального напряжения.

Рассмотрите эти причины для наращивания верхней части груди только с помощью жима штанги лежа.

Причины

Ничто в биологии не имеет смысла, кроме как в свете эволюции.

- Феодосий Добжанский

  • Верхняя и нижняя части грудной клетки расходятся только для выполнения меньших функций.

Большая грудная мышца состоит из двух частей: грудной или большой нижней части и ключичной или верхней небольшой части.

Головка грудины способствует приведению плеча, например, при тяге в тяге. Ключичная головка помогает сгибанию плеча, которое происходит при жиме над головой, требуя, чтобы действие, которое развилось, происходило только как ненагруженное или очень легкое движение, используемое для изменения положения.

Оба служат как второстепенные функции, которые не могут должным образом адресовать каждую часть. В противном случае они объединяются для поперечного или горизонтального отведения плеча, которое происходит при жиме лежа. Эта форма толчка служит самой безопасной и сильной функцией для каждого из них.

Как правило, каждый раз, когда группа мышц объединяется для важной и естественной цели, например, когда необходимо поднять что-то тяжелое или быстро двигаться, вы будете наблюдать истинный способ, которым тело предпочитает справляться с такой нагрузкой. ситуация. Жим лежа позволит этим мышцам приложить максимальную силу и скорость.При таком сценарии толчок под крутым углом никогда бы не произошел, по крайней мере, если бы у него был выбор, поскольку мышцы работали бы слабо.

  • Жим на наклонной скамье и любой вид флайда вредит плечам.

Использование неудобных упражнений и углов для ударов по различным частям груди может повредить суставы. Эти упражнения вызывают ушиб плеча. Это создает ущерб, который можно предотвратить, просто избегая их.

Flyes - это, в частности, рука с длинным моментом, когда грудная клетка работает на слабой и растянутой длине.Они поощряют слишком большой диапазон движений и обладают всеми отрицательными свойствами, связанными с изоляцией, такими как создание поперечных сил на плечах.

Не уменьшайте вес и не выполняйте больше повторений, чтобы противодействовать этому эффекту. Ограничение и травма произойдут со временем, а не внезапно. Улучшение груди в любом случае уменьшится.

Жим лежа на горизонтальной плоскости представляет собой подходящий угол для полного задействования верхней части груди, а также позволяет выполнять достаточное усилие и вес.Если вы все еще не уверены, вы заметите, что верхняя часть груди заболит, если вы слишком много работаете в жиме лежа. Этого бы не произошло, если бы этот регион не активировался.

  • Усилие и нагрузка задействуют быстро сокращающиеся мышечные волокна.

Для задействования быстро сокращающихся мышечных волокон требуется минимум усилий и веса.

Набор моторных единиц диктует, что быстро сокращающиеся мышечные волокна присоединяются к схватке исключительно для тяжелых или быстрых действий.Медленно сокращающиеся мышечные волокна выполняют почти всю работу по облегчению повторяющихся движений. Хотя это относительно. Вес, который кажется тяжелым из-за истощения, без слишком длительного напряжения, вызывающего различные виды усталости, и требующий стремления двигаться быстро, несмотря на медленное перемещение веса, задействует волокна, наиболее ответственные за размер и силу.

Плохие упражнения уменьшают возможные усилия и вес, поскольку эти действия противоречат вашей анатомии.Использование жимов под наклоном, флайтов и тренажеров создает неравномерную и вредную нагрузку на суставы и прорабатывает мышцы на слабые отрезки. Любой небольшой акцент на пользу верхней части груди, теоретически, уходит, если принять во внимание эту реальность. Возможное ограничение веса за счет избегания сильнейшего действия мышц всегда снижает силу и прирост в размере.

Когда вы прорабатываете грудь, вы либо прорабатываете волокна на более слабой или более сильной длине во всем диапазоне движения. Ваши мышцы лучше всего работают около или посередине для хорошего упражнения.Участки в мышцах, ответственные за сокращение, образуют больше соединений из-за оптимального перекрытия. Это дает больше напряжения, что является основным стимулом для роста и силы.

Эта средняя точка возникает, когда ваш локоть выровнен или немного позади плоскости вашего плеча для груди. По мере того, как вы начинаете отходить от этого, компоненты переполняются или отодвигаются слишком далеко друг от друга. Только жим лежа позволяет занять среднюю позицию с учетом всех углов суставов.

Крепкие и безопасные суставы также выдерживают нагрузку, необходимую для роста.Это не дает нервной системе блокировать усилия. Это может произойти, когда он предвидит проблемы.

Средние стойки и хватки равномерно задействуют все мышцы и распределяют нагрузку по всем суставам. Выбор жима лежа со стандартным хватом, не слишком широким и не слишком узким, также позволит другим задействованным мышцам развить напряжение. Я также предлагаю использовать штангу, чтобы максимизировать стабильность, необходимую для выражения вашей максимальной силы.

  • Форму мышц определяет генетика.

Рассмотрим бицепс.

Многие бодибилдеры выполняют бесконечные вариации сгибаний на бицепс, чтобы развить все его части. Они определяют эти части на ощупь и без учета анатомии. Они выполняют сгибания рук проповедника для работы с нижними бицепсами. Выполняют концентрированные завивки для развития пика. Выполняют наклонные сгибания рук для развития живота.

Эти вариации сгибания рук изменяют только длину бицепса, регулируя положение локтя и плеча. Это просто приводит к перегрузке одних и тех же волокон при различной слабой длине за счет изменения рычага. Слабая длина двуглавой мышцы вынуждает плечевую мышцу, которая прикрепляется к локтю, компенсировать ее вместе с плечелучевой мышцей. Это создает иллюзию акцента, которая также возникает из-за напряжения локтя из-за более высоких стабилизирующих и дестабилизирующих сил.

Вместо этого они могли добиться наилучшего роста, используя тягу гантелей снизу вверх. Это прорабатывает бицепс на максимальной длине. Он защищает локоть и оптимально воздействует на многие другие мышцы.

Внешний вид мышц зависит от ваших генов, а не от несбалансированного выбора упражнений. Добавление размера раскрывает этот внешний вид. Как веерообразная мышца, упражнения могут способствовать незначительным различиям в активации каждой части груди, но только при использовании с очень легкими весами, не имеющими отношения к силовым тренировкам. Когда вы наберете достаточно веса, чтобы увеличить размер и силу при выполнении правильного упражнения, каждое волокно, которое может сыграть роль, будет иметь значение.

Обратите внимание, что у тех, у кого большой верхний сундук, большие общие сундуки.Добавьте мышцы, и верхняя часть груди будет расти. У тех, у кого слабая верхняя часть груди, всегда будет относительно слабая верхняя часть груди. Коэффициент настоящего всегда определяет соотношение в будущем.

Когда опытный культурист правильно принимает позу боковой груди, он или она может подчеркнуть верхнюю часть груди. Это делает ее больше за счет сжатия грудных мышц. Бодибилдеры используют этот и другие приемы, чтобы создать впечатление, будто определенные тренировки изменили их верхнюю часть груди. Это только вводит слушателей в заблуждение.

Возможно, это загадочно, но следует учитывать, что косвенный эффект может даже предотвратить резкое неравномерное развитие человека.

Тренировка верхней части грудной клетки с помощью жима лежа

Вы, конечно, найдете разницу между верхним и нижним грудью законной, но акцентировать внимание на каждой части с помощью различных упражнений неверно.

Жим штанги лежа на горизонтальной скамье считается самым безопасным вариантом. Используйте это, чтобы постоянно перегружать верхнюю часть груди. По мере того, как вы становитесь сильнее, используйте больше веса в хорошей форме.

Придерживайтесь толкающими движениями тела, разработанными для эффективной активации всей грудной клетки.Выращивайте верхнюю часть груди так же, как нижнюю. Наращивайте верхнюю часть груди только с помощью жима лежа.

Сундук-ловушка

- Minecraft Wiki

Сундук-ловушка функционирует как обычный сундук для хранения предметов, но при открытии производит силу красного камня. Его можно визуально отличить от обычных сундуков по красной окраске вокруг защелки.

Получение [править]

Breaking [править]

Сундуки-ловушки можно сломать любым инструментом, но топоры самые быстрые.Предметы, содержащиеся в сундуке, падают, когда сундук сломан. Если половина большого сундука с ловушкой уничтожена, соответствующие предметы из разрушенного сундука с ловушкой выбрасываются, а оставшийся сундук с ловушкой продолжает функционировать как маленький сундук с ловушкой.

Блок Сундук-ловушка
Твердость 2,5
Инструмент
Время отключения [A]
По умолчанию 3.75
деревянный 1,9
Камень 0,95
Утюг 0,65
Алмаз 0,5
Нетерит 0,45
Золотой 0,35
  1. ↑ Время для незачарованных инструментов, используемых игроками без эффектов статуса, измеряется в секундах. Для получения дополнительной информации см. Нарушение § Скорость.

Естественное поколение [править]

Сундуки-ловушки естественным образом создаются в "фальшивых комнатах портала" в лесных особняках.

Ремесло [править]

Сундуки-ловушки можно использовать как контейнеры и как компоненты красного камня.

Чтобы разместить сундук с ловушкой, поместите лицевую сторону блока рядом с местом, которое должен занимать сундук с ловушкой.

Размещение двух соседних сундуков с ловушками бок о бок обычно объединяет их, чтобы создать «большой сундук с ловушками» (также известный как «двойной сундук с ловушками»).Чтобы избежать их соединения и вместо этого разместить два одиночных сундука с ловушкой рядом, игрок может красться, кладя второй сундук с ловушкой, ‌ [ Java Edition only ] , или поместить второй сундук с ловушкой лицом, отличным от первого. .‌ [ Только для версий Bedrock и Java ] В качестве альтернативы, обычные сундуки не сочетаются с сундуками-ловушками.

Захваченные сундуки можно перемещать с помощью поршней. [ Bedrock Edition only ] Вода и лава текут вокруг, не затрагивая их.Лава может создавать огонь в воздушных блоках рядом с захваченными сундуками, как если бы они были легковоспламеняющимися, но сундуки не горят (и не могут быть сожжены другими способами).

Захваченные сундуки также могут активировать закопанный TNT, уничтожая себя, свое содержимое и любых мобов или игроков рядом с ними. Их нужно открыть дважды, чтобы ТНТ активировался.

Контейнер [править]

Стандартный графический интерфейс большого сундука с ловушкой, показывающий содержимое большого сундука над личным инвентарем игрока и панелью быстрого доступа.

В одном сундуке с ловушкой есть 27 слотов для инвентаря, а в большом сундуке-ловушке - 54 слота для инвентаря. В большом сундуке-ловушке три верхних ряда интерфейса соответствуют западному или северному блоку сундуков, а нижние три - южному или восточному блоку сундуков.

Чтобы открыть графический интерфейс захваченного сундука, используйте элемент управления «Использовать предмет». Чтобы перемещать предметы между инвентарем захваченного сундука и инвентарём игрока или панелью быстрого доступа при открытом графическом интерфейсе захваченного сундука, перетащите элементы или щелкните их, удерживая клавишу Shift.Чтобы выйти из графического интерфейса захваченного сундука, используйте элемент управления Esc .

По умолчанию графический интерфейс сундука с ловушкой помечен как «Сундук», а графический интерфейс большого сундука с ловушкой - «Большой сундук». Обозначение GUI сундука с ловушкой можно изменить, присвоив ему имя на наковальне перед тем, как поместить его, или с помощью команды данных [ Java Edition only ] (например, чтобы пометить сундук с ловушкой как (0,64, 0) "Loot!", Используйте / блок слияния данных 0 64 0 {CustomName: '"Loot!"'} ).Если половина большого сундука с ловушкой переименована, это имя используется для обозначения графического интерфейса всего большого сундука с ловушкой, но если названная половина уничтожена, другая половина возвращается к метке по умолчанию. Если обе половины большого сундука с ловушкой имеют разные имена, метка графического интерфейса пользователя принимает имя самой северной или самой западной половины большого сундука с ловушкой в ​​зависимости от его ориентации (половина с наименьшими координатами на соответствующей оси).

Сундук с ловушкой можно "заблокировать", установив тег Lock для сундука с ловушкой.Если тег Lock сундука с ловушкой не пуст, сундук с ловушкой не может быть открыт, кроме как игроками, держащими предмет с тем же именем, что и текст тега Lock . Тег Lock захваченного сундука может быть установлен или отключен с помощью команды данных. Например, чтобы заблокировать сундук с ловушкой на (0,64,0), чтобы только игроки, владеющие предметом с именем «Ключ Алисы» могли открыть сундук с ловушкой, используйте блок слияния данных 0 64 0 {Lock: «Ключ Алисы»} .

Редстоун компонент [править]

Сундуки ( слева, ) и сундуки с ловушками ( справа, ) могут быть размещены рядом друг с другом.Пыль красного камня настраивается так, чтобы указывать на захваченные сундуки, но не на обычные сундуки.

Сундуков-ловушек можно использовать для определения того, когда игроки получают доступ к их инвентарю.

Захваченный сундук неактивен, пока к нему нет доступа, но активируется, когда к нему обращается игрок (см. Выше). Доступ к любой части большого сундука-ловушки активирует обе половины большого сундука-ловушки. Мобы не могут получить доступ / активировать сундук с ловушкой, а сундук с ловушкой не активируется предметами, перемещающимися в него или из него с помощью капельниц или бункеров.

Пока активен, сундук-ловушка:

  • приводит в действие любую соседнюю пыль из красного камня, в том числе под сундуком-ловушкой, до уровня мощности, равного количеству игроков, получивших доступ к сундуку-ловушке (максимум 15).
  • приводит в действие любые соседние повторители красного камня, обращенные в сторону от захваченного сундука, до уровня мощности 15
  • обеспечивает мощное питание любого сплошного непрозрачного блока (камня, грязи, блока золота и т. Д.) Под сундуком-ловушкой до уровня мощности, равного количеству игроков, получивших доступ к сундуку-ловушке (максимум 15).
  • активирует любые смежные компоненты механизма, включая верхние или нижние, такие как поршни, лампы красного камня и т. Д.Из-за того, что бункеры заблокированы активацией красного камня, бункеры под сундуком-ловушкой не берут предметы из него, пока он открыт.

Активный сундук-ловушка , а не приводит в действие любые соседние компараторы красного камня, обращенные от него. Компараторы Redstone могут измерять состояние блокировки захваченного сундука, производя уровень мощности от 0 до 15, пропорциональный тому, насколько заполнен захваченный сундук. Все остальное, что питается от активного сундука-ловушки (включая блок под ним), может нормально питать компараторы красного камня.

Piglins [править]

Пиглины становятся враждебными по отношению к игрокам, которые открывают, ломают сундуки или взаимодействуют с ними.

Топливо [править]

Сундуки-ловушки можно использовать в качестве топлива в печах, выплавляя 1,5 предмета из каждого сундука.

Блоки нот [править]

Сундуки-ловушки могут быть помещены под блоками для нот для воспроизведения «басового» звука.

Рождественский сундук [править]

Как и в случае с обычными сундуками, 24, 25 и 26 декабря текстуры сундуков-ловушек и больших сундуков-ловушек изменены на рождественские сундуки, которые выглядят как подарки.

Generic [править]

Java Edition :

Bedrock Edition:

Звук Источник Описание ID пространства имен Громкость Шаг
? Блоки После того, как блок сломался dig.wood 1.0 0.8
? Блоки Падение на блок с повреждениями при падении fall.wood 0.4 1.0
? Блоки Пока блок находится в процессе разрушения hit.wood 0,23 0,5
? Блоки Прыжки с блока jump.wood 0,12 1.0
? Блоки Падение на блок без повреждений при падении land.wood 0,18 1,0
? Блоки Ходьба по блоку шаг. Дерево 0,3 1,0
? Блоки При размещении блока use.wood 1.0 0.8

Уникальный [править]

Java Edition :

Значения данных [править]

ID [править]

Java Edition :

Имя ID пространства имен Теги блоков (JE) Форма Ключ трансляции
Trapped Chest trapped_chest 4 minecraft.trapped_chest

Bedrock Edition:

Имя ID пространства имен Числовой ID Форма Ключ трансляции
Trapped Chest trapped_chest 146
Имя ID сохранения
Объект блока Сундук

Метаданные [редактировать]

В Bedrock Edition данные блока захваченного сундука хранят его облицовку:

бит Значения
0x1
0x2
0x4

Трехбитовое поле, хранящее значение от 2 до 5:

  • 2: сундук-ловушка, обращенный на север
  • 3: сундук-ловушка, обращенный на юг
  • 4: Запертый сундук, обращенный на запад
  • 5: сундук-ловушка, обращенный на восток

Недопустимые значения по умолчанию 2.

0x8 Не используется.

Состояния блока [править]

Java Edition :

Имя Значение по умолчанию Допустимые значения Описание
лицом север восток
север
юг
запад
Направление защелки груди включено.
Противоположно направлению, в котором игрок кладет сундук.
тип одинарный левый
правый
одинарный
Направление комода имеет соединение с.
заболоченный ложный ложный
истинный
Есть ли вода в том же месте, что и сундук.

Bedrock Edition:

5 Направление защелки на груди
Противоположно направлению, в котором игрок кладет сундук.
Имя Значение по умолчанию Допустимые значения Описание
Face_Direction 2 0
1
2
3
4

Данные блока [редактировать]

Каждый сундук с ловушкой имеет связанный с ним объект блока, который содержит дополнительные данные о сундуке с ловушкой.

  • Блок данных объекта
    • CustomName: Необязательно. Имя этого контейнера в текстовом компоненте JSON, которое отображается в его графическом интерфейсе, где обычно отображается имя по умолчанию.
    • Предметы: Список предметов в этом контейнере.
      • : элемент, включая тег слота. Слоты сундуков пронумерованы 0-26, 0 начинается в верхнем левом углу.
    • Замок: опционально. Если не пусто, предотвращает открытие контейнера, если открывающее устройство не удерживает элемент, имя которого совпадает с этой строкой.
    • LootTable: Необязательно. Таблица добычи, которую нужно использовать для заполнения сундука при его следующем открытии или для другого взаимодействия с предметами. [примечание 1]
    • LootTableSeed: необязательно. Сид для создания таблицы добычи. 0 или опущено использовать случайное начальное число. [примечание 1]
  1. a b Оба тега таблицы добычи удаляются после создания предметов.

История [править]

Проблемы, относящиеся к «Сундуку с ловушкой», отслеживаются в системе отслеживания ошибок. Сообщайте о проблемах здесь.

  • Захваченные сундуки отображаются как полный блок в инвентаре, но не при размещении. [ Bedrock Edition только ] [1]

Ссылки [править]

Реконструкция дефектов грудной стенки после резекции крупных новообразований: десятилетний опыт | Интерактивная сердечно-сосудистая и торакальная хирургия

Аннотация

Мы анализируем наш опыт лечения сложных крупных дефектов грудной стенки, требующих мультидисциплинарного подхода из-за первичных или вторичных новообразований.Случаи немелкоклеточного рака легкого с инвазией грудной клетки исключаются. Пятнадцати пациентам была выполнена резекция стенки грудной клетки на всю толщину из-за поражений, затронувших как минимум три ребра, грудину, ключицу или грудной отдел позвоночника и окружающие мягкие ткани. Наиболее частыми диагнозами были ранее прооперированный рак груди и саркома. Частичная или полная стернэктомия с резекцией ребра выполнена 8 пациентам. Немедленное закрытие дефектов производилось во всех случаях: в 12 случаях - с одинарным протезом и в 3 - с жестким протезом из метилметакрилата.Покрытие было достигнуто с использованием кожно-мышечных лоскутов в большинстве случаев и, в одном случае, с использованием большого сальника, который поддерживал свободный трансплантат кожи разделенной толщины. 30-дневной смертности не зарегистрировано. У трех пациентов возникло послеоперационное осложнение. Среднее время пребывания в стационаре составило 11,7 ± 9 дней. На момент обзора все случаи первичных опухолей были живы (диапазон: 6–126 месяцев). В заключение, резекция и немедленная реконструкция больших дефектов грудной стенки могут быть выполнены без операционной смертности и низкой заболеваемости, если существует тесное сотрудничество между пластической и торакальной бригадами.

1. Введение

Первичные или метастатические новообразования грудной стенки, как правило, инфильтрируют внешние грудные слои и требуют больших резекций для обеспечения свободных краев. Такая операция представляет собой сложные технические проблемы из-за необходимости обеспечить полное покрытие грудного дефекта. Затем, перед любой серьезной резекцией, необходимо тщательное планирование возможностей реконструкции многопрофильной командой [1].

Целью данной статьи является обзор нашего опыта резекции и реконструкции больших дефектов грудной стенки с применением мультидисциплинарного подхода.Случаи немелкоклеточного рака легкого с инвазией грудной клетки здесь не рассматриваются.

2. Пациенты и методы

2.1. Обучаемое население

чел.

Мы провели ретроспективный обзор пациентов, прооперированных в нашем отделении с марта 1994 г. по март 2004 г., со следующими критериями включения: (1) диагноз первичного или метастатического новообразования грудной стенки, отличного от рака легкого; (2) поражение по крайней мере трех ребер, грудины, ключицы или грудного отдела позвоночника; (3) поражение мягких тканей грудного отдела.

Карты были проанализированы с учетом возраста на момент операции, пола, предыдущего медицинского и хирургического анамнеза и хирургических вмешательств: анатомических дефектов и методов реконструкции, общей продолжительности пребывания, послеоперационной заболеваемости, госпитальной смертности и выживаемости.

Все рассмотренные клинические переменные были кодифицированы и проспективно занесены в компьютеризированную базу данных. Данные последующего наблюдения были получены путем телефонных звонков пациенту или ответственному врачу.

2.2. Предоперационное обследование

Перед операцией карты пациентов, включая радиологические изображения и фотографии пациентов в случаях с изъязвлением кожи или массивным внешним разрастанием, были просмотрены многопрофильной командой, включающей торакальных и пластических хирургов, анестезиологов и респираторного физиотерапевта. КТ обычно использовалась при диагностическом обследовании, а в некоторых случаях также была показана МРТ (рис. 1). Хирургическое лечение считалось допустимым вариантом в случаях, когда все злокачественные местные заболевания, включая свободные хирургические поля, можно было удалить и реконструировать.У пациентов с признаками ранее перенесенного рака биопсии для гистологического доказательства обычно не брались. В других случаях образцы были получены с помощью тонкоигольной аспирации или разрезной биопсии.

Рис. 1.

МРТ большой саркомы в левой подмышечной области с прорастанием лопатки и плотным контактом со стенкой грудной клетки.

Рис. 1.

МРТ большой саркомы в левой подмышечной области с прорастанием лопатки и плотным контактом со стенкой грудной клетки.

Помимо технических соображений, пациент был признан работоспособным при отсутствии серьезной не поддающейся лечению сопутствующей патологии. Во всех случаях перед операцией измеряли функциональные легочные пробы, но никаких конкретных нижних пределов для резекции не устанавливали.

2.3. Хирургия

Все хирургические вмешательства проводились под общим наркозом. Для обезболивания был установлен грудной эпидуральный катетер. Если предполагалось поражение легких, вставляли двухпросветную эндобронхиальную трубку.После индукции была показана антибиотикопрофилактика, которую повторяли каждые 6 ч до конца процедуры. В послеоперационном периоде было назначено всего 3 дополнительных дозы антибиотика.

Резекция грудной стенки блоком была выполнена бригадой торакальных хирургов. Степень резекции считалась достаточной, когда на замороженных участках краев было продемонстрировано отсутствие опухолевого поражения. Реконструкция в большинстве случаев включала установку протеза для стабилизации. Торакальная бригада приняла решение о показании протеза и типе протеза, который будет использоваться, в зависимости от политики отделения.Бригада пластических хирургов занималась восстановлением мягких тканей. При необходимости положение пациента было изменено, чтобы можно было извлечь лоскут.

2.4. Послеоперационное течение и наблюдение

Все пациенты были экстубированы сразу после операции и переведены в палату восстановления для контроля в течение первых 6–8 часов. Если никаких осложнений не обнаруживалось, пациент возвращался в палату, где на следующее утро начинали физическую активность под наблюдением физиотерапевта.При выписке все случаи были рассмотрены торакальными и пластическими хирургами до полного заживления ран, а затем отправлены лечащему врачу для онкологической терапии или последующего наблюдения.

3. Результаты

3.1. Пациенты

Пятнадцать пациентов (11 женщин) соответствовали критериям включения. Всем выполнена резекция грудной стенки на всю толщину (табл. 1). Возраст пациентов составлял от 18 до 75 лет (в среднем 54,8 года).

Таблица 1

Описание серии

Таблица 1

Описание серии

Большинство пациентов с рецидивирующими опухолями были направлены своим онкологом после различных схем химиотерапевтического лечения.Наиболее частыми сопутствующими заболеваниями были артериальная гипертензия (7 случаев) и сахарный диабет (3 случая). Диапазон предоперационного ОФВ1 составлял 1520–2740 мл (среднее значение: 2062,5 мл; стандартное отклонение: 454).

Наиболее частыми диагнозами были ранее прооперированный рак груди (40%) и саркома (47%). Были диагностированы различные типы сарком, в том числе: первичная или рецидивирующая хондросаркома (3 случая), злокачественная фиброзная гистиоцитома (2 случая), остеосаркома, нейрофибросаркома и синовиальная саркома лопаточно-плечевого перехода (по одному случаю).У одного пациента была плоскоклеточная карцинома, вторичная по отношению к местной лучевой терапии детской рабдомиосаркомы, а в последнем случае - стернальный метастаз фолликулярной карциномы щитовидной железы.

3.2. Резекция грудной стенки

Частичная или полная стернэктомия (в большинстве случаев плюс резекция ребра) выполнена 8 пациентам. У 6 были удалены несколько ребер. Чаще поражалась передняя часть ребер, но в трех случаях были резецированы боковые или заднебоковые области грудной клетки.В зависимости от степени и локализации поражения также удалялись позвоночные отростки или ключица. У одного пациента потребовалась ампутация передней четвертины (плюс четыре ребра) (рис. 1, 2), а у другого были задействованы только паравертебральные мышцы и позвоночные отростки.

Рис. 2.

Ампутация передней четвертины. Перед закрытием кожи можно увидеть кожно-мышечный лоскут, включающий трапециевидные, дельтовидные и лестничные мышцы, покрывающие протез из электронного ПТФЭ.

Фиг.2.

Ампутация передней четвертины. Перед закрытием кожи можно увидеть кожно-мышечный лоскут, включающий трапециевидные, дельтовидные и лестничные мышцы, покрывающие протез из электронного ПТФЭ.

3.3. Реконструкция

Во всех случаях производилось немедленное устранение дефектов. В трех случаях протезы не использовались для стабилизации грудной клетки. В случае 9 (таблица 1) восстановление было достигнуто с помощью лоскута большой грудной мышцы, а в случае 15 (таблица 1) - путем наложения кожно-мышечного лоскута поперечной прямой мышцы живота (TRAM).Реконструкция в случае 1 (таблица 1) была намного более сложной, поскольку для закрытия резецированной области требовались комбинированный поясничный перфораторный лоскут и кожно-мышечный лоскут широчайшей мышцы спины. Стабилизации позвоночника не потребовалось. При этом пациент оставался в положении лежа 72 часа.

Все оставшиеся двенадцать пациентов нуждались в протезировании. У 9 пациентов было достаточно одной сетки из e-PTFE (7 пациентов) или полипропилена (2 пациента) шириной 2 мм. В 3 случаях использовался сэндвич из двух слоев нерассасывающейся сетки с наполнителем из метилметакрилата.

В 14 случаях для закрытия протеза использовали кожно-мышечные лоскуты. Latissimus dorsi и контралатеральные мышцы большой грудной мышцы (отдельно или вместе) были мобилизованы в большинстве случаев для достижения идеального покрытия дефектов. Одному пациенту (случай 2, таблица 1) потребовался комбинированный лоскут прямой мышцы живота и большой грудной мышцы для полного закрытия обширного правого нижнего переднего дефекта. В случае 14 (таблица 1) во время абляции был собран мощный кожно-мышечный лоскут, включая трапециевидные, дельтовидные и лестничные мышцы, которые обеспечивали идеальное прикрытие переднебокового протеза (рис. 2).В случае 13 (таблица 1) потребовалась большая мобилизация лоскута сальника для покрытия жесткого многослойного протеза и поддержки свободного трансплантата кожи разделенной толщины (рис. 3, 4, 5).

Рис. 3.

Местный рецидив рака груди. Макроскопически здоровая кожа и подкожные слои были помечены до операции.

Рис. 3.

Местный рецидив рака груди. Макроскопически здоровая кожа и подкожные слои были помечены до операции.

Рис. 4.

КТ поражения: можно оценить всю толщину грудины и окружающих тканей.

Рис. 4.

КТ поражения: можно оценить всю толщину грудины и окружающих тканей.

Рис. 5.

Резекция блоком, включая опухоль, грудину и передние части всех пораженных ребер. Дефект реконструировали жестким протезом, закрытым большим лоскутом сальника и свободным кожным трансплантатом, разделенным по толщине.

Рис. 5.

Резекция блоком, включая опухоль, грудину и передние части всех пораженных ребер. Дефект реконструировали жестким протезом, закрытым большим лоскутом сальника и свободным кожным трансплантатом, разделенным по толщине.

3.4. Исходы

Тридцатидневная смертность была равна нулю. У 11 пациентов послеоперационное течение протекало без осложнений. В одном случае потребовалась длительная искусственная вентиляция легких. Трем пациентам потребовалась повторная операция из-за расхождения лоскута, кровотечения и инфицирования протеза (по одному случаю).Пациент 5 (таблица 1) перенес инфекцию протеза, который пришлось эксплантировать. У нее было парадоксальное движение реберной клетки в течение нескольких недель, но дыхательная функция была в пределах нормы с ФЖЕЛ 86% и ОФВ1 79%.

Пациентка 15 (таблица 1) перенесла некроз широкого TRAM-лоскута, и ей потребовалась повторная операция по закрытию дефекта грудной стенки трапециевидным кожно-мышечным лоскутом. Дальнейшее заживление ран прошло без осложнений.

Среднее время пребывания в больнице составило 11,7 ± 9 дней (медиана 9 дней, диапазон от 5 до 43 дней).

Информация о выживаемости была получена для всех пациентов. 3 женщины умерли из-за отдаленного рецидива рака груди в 12, 22 и 30 месяцев. Все случаи первичных опухолей (8 случаев) были живы на момент обзора (диапазон: 6–126 месяцев; медиана: 61). Пациенты с метастазами имели меньшую выживаемость (диапазон: 11–36 месяцев; медиана: 24 месяца), но различия не были статистически различны из-за количества случаев (рис. 6).

Рис. 6.

Суммарная выживаемость в серии, в которой случаи разделяются на первичные и вторичные (метастазы или местный рецидив рака груди) новообразования грудной стенки.

Рис. 6.

Кумулятивные коэффициенты выживаемости в серии, разделившей случаи на первичные и вторичные (метастазы или местный рецидив рака груди) новообразования грудной стенки.

4. Комментарии

Резекция грудной стенки - частая процедура в торакальных хирургических отделениях. Как указано выше, большинство резекций грудной стенки выполняется из-за поражения ребер у периферических пациентов с НМРЛ, но операция обычно не рассматривается в случаях массивной инвазии окружающих мягких тканей структур.Это не относится к другим типам опухолей, где блочная резекция и реконструкция считаются единственно эффективным методом лечения. Тесное сотрудничество между мультидисциплинарными хирургическими бригадами очень желательно, поскольку степень резекции опухоли не должна быть нарушена из-за опасений относительно возможности восстановления больших и сложных дефектов [2].

То, что можно считать безопасной границей резекции, широко обсуждалось. McCormack et al. [3] предположили, что при саркоматозных опухолях резекция должна включать верхние и нижние здоровые ребра и межреберные мышцы, помимо всех пораженных тканей.Позже King et al. [4] рекомендовали свободный край 4 см для высокоагрессивных первичных опухолей и 2 см для метастазов, доброкачественных или низкоуровневых злокачественных новообразований, чтобы избежать местных рецидивов. Следуя рекомендациям МакКормака, в 2001 году Warzelham et al. [5] обнаружили 3-летнюю выживаемость 64% и 5-летнюю выживаемость при саркомах грудной стенки. В нашей серии отсутствие опухолевого поражения, продемонстрированное на замороженных срезах, считалось достаточно безопасным, и не требовалось определенного расстояния от краев опухоли. Этот критерий кажется разумным при работе с большими опухолями, требующими обширного удаления тканей.Показатели выживаемости в наших случаях могут оправдать такое отношение.

Считается, что стабилизация грудной стенки протезом снижает потребность в длительной механической вентиляции легких и улучшает послеоперационную функцию легких [6]. Размер и место поражения влияют на выбор протеза. Жесткий протез кажется необходимым при грудных и парастернальных дефектах, но при переднебоковых дефектах достаточно мягкого протеза, чтобы избежать парадоксального движения грудной клетки [4]. Losken et al. [1] сообщили, что закрытие сетки требовалось чаще при боковых дефектах, чем при задних и передних дефектах.В нашей серии во всех случаях, кроме трех (одна задняя и две апикальные резекции), требовался протез для стабилизации. Не сообщалось, что использование протезов увеличивает септические осложнения или реакции на инородное тело [7]. Таким образом, по нашему мнению, в случае сомнений по поводу размера или положения дефекта рекомендуется протезирование. Между полипропиленовой сеткой и e-PTFE существуют небольшие различия с точки зрения устойчивости к инфекциям и отторжению [8], поэтому окончательное решение о типе протеза, который будет использоваться, зависит от политики подразделения.

Мышечные и кожно-мышечные лоскуты являются предпочтительными тканями для покрытия раны, предотвращения или снижения риска инфекции, облитерации пространств и закрытия синтетической сетки [9,10]. В этой серии использовались только лоскуты на ножке. Их выбирали по близости, зная дугу вращения и рассчитывая зону возможного покрытия. В большинстве случаев была перенесена только одна мышца. Также большой сальник может быть перемещен в любую область передней и боковой стенки грудной клетки, обеспечивая надежное кровоснабжение и позволяя покрывать очень большие площади [9].

Как мы показали, массивная резекция грудной стенки может быть выполнена безопасно, и большинство опубликованных серий, включая эту, не сообщают о 30-дневной смертности [2,6,11–13]. По нашему опыту, в трех случаях потребовалась повторная операция, один из них из-за недостаточности кожно-мышечного лоскута. Сообщенная распространенность потери лоскута составляет около 5% [13,14], хотя Rivas et al. Сообщили о 0%. [15]. Полный или частичный некроз лоскута представляет собой серьезную проблему, поскольку необходимо попытаться реконструировать его с использованием альтернативных кожно-мышечных лоскутов.В нашем случае трапециевидный лоскут успешно заменил широкий некротический TRAM-лоскут без каких-либо дополнительных осложнений.

Сообщенная 5-летняя выживаемость после резекции локально рецидивирующего рака молочной железы колеблется от 34 до 58% [7]. Рецидив рака груди считается системным заболеванием, и это определяет выживаемость. У наших пациентов выживаемость была низкой из-за массового системного распространения заболевания, хотя ни у одного пациента не было локорегиональной недостаточности.

Выживаемость после резекции грудной стенки при первичных злокачественных опухолях зависит от гистологии, наличия свободных краев резекции и отсутствия отдаленных метастазов [7].Сообщается, что 5-летняя выживаемость составляет около 50%. Наша 100% -ная выживаемость в этой подгруппе случаев смещена из-за того, что мы изучили нерепрезентативную тщательно отобранную группу пациентов, но результаты обнадеживают и показывают, что даже при обширных новообразованиях можно получить большие безрецидивные периоды без операционная летальность.

В заключение, резекция и реконструкция больших дефектов грудной стенки могут быть выполнены без операционной смертности, низкой заболеваемости и короткого периода восстановления, если существует тесное сотрудничество между пластической и торакальной бригадами.

Список литературы

1,,,,,,.

Реконструктивный алгоритм пластической хирургии после обширной резекции грудной стенки

,

Br J Plast Surg

,

2004

, vol.

57

(стр.

295

-

302

) 2,,.

Реконструкция грудной стенки после резекции первичных злокачественных опухолей грудной клетки

,

Eur J Cardiothorac Surg

,

1990

, vol.

4

(стр.

101

-

104

) 3,,,.

Новые направления реконструкции скелета после резекции опухолей грудной стенки

,

Ann Thorac Surg

,

1981

, vol.

31

(стр.

45

-

52

) 4,,,,,.

Первичные опухоли грудной стенки: факторы, влияющие на выживаемость

,

Ann Thorac Surg

,

1986

, vol.

41

(стр.

597

-

601

) 5,,,.

Результаты хирургии первичных и метастатических опухолей грудной стенки

,

Eur J Cardiothorac Surg

,

2001

, vol.

19

(стр.

584

-

588

) 6,,,,,,.

Функциональная оценка целостности грудной стенки после реконструкции метилметакрилатом

,

Ann Thorac Surg

,

2000

, vol.

69

(стр.

919

-

923

) 7,.

Хирургическое лечение опухолей грудной стенки

,

World J Surg

,

2001

, vol.

25

(стр.

218

-

230

) 8,,,,,,,.

Ранние и отдаленные результаты протезирования грудной стенки

,

J Thorac Cardiovasc Surg

,

1999

, vol.

117

(стр.

588

-

591

) 9,.

Реконструкция грудной стенки: учет 500 последовательных пациентов

,

Plast Reconstr Surg

,

1996

, vol.

98

(стр.

804

-

810

) 10,,. .

Реконструкция ствола

,

Пластическая хирургия

,

1990

Филадельфия

W.B. Saunders

(стр.

3675

-

3796

) 11,,,.

Реконструкция мягких тканей в торакальной хирургии

,

Ann Thorac Surg

,

1995

, vol.

60

(стр.

1372

-

1375

) 12,,,,.

Использование лоскута «TRAM» при некоторых онкологических проблемах

,

Int Surg

,

2000

, vol.

85

(стр.

347

-

352

) 13,,,,.

Реконструкция сложных онкологических дефектов грудной стенки: 10-летний опыт

,

Ann Plast Surg

,

2004

, vol.

52

(стр.

471

-

479

) 14,,,,,,.

Резекции и реконструкция грудной клетки: 25-летний опыт

,

Ann Thorac Surg

,

2002

, vol.

73

(стр.

1720

-

1725

) 15,,.

Реконструктивное лечение распространенного рака груди

,

Ann Plast Surg

,

2001

, vol.

47

(стр.

234

-

239

)

© 2005 Опубликовано Европейской ассоциацией кардио-торакальной хирургии

Опубликовано Европейской ассоциацией кардио-торакальной хирургии. Все права защищены.

Грудь-бочка: причины и лечение

Грудь-бочка - это состояние, при котором кажется, что грудная клетка все время частично надувается, а грудная клетка расширяется, как если бы в середине глубокого вдоха.Человеку может быть трудно нормально дышать.

В то время как люди с большими мышцами грудной клетки иногда называют «бочкообразной грудью», бочкообразная грудь в медицинском смысле может быть результатом артрита или хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ), группы заболеваний, вызывающих серьезные респираторные заболевания. проблемы.

Хотя это состояние не всегда требует медицинского лечения, когда бочкообразная грудная клетка является результатом ХОБЛ, может возникнуть необходимость в лечении симптомов дыхания.

Около 16 миллионов человек в США страдают ХОБЛ. В этой статье исследуются причины образования бочкообразной груди и обсуждаются способы предотвращения возникновения факторов, которые могут привести к возникновению бочкообразной груди.

У взрослого человека ствол грудной клетки обычно ассоциируется с остеоартритом или ХОБЛ. У детей это может быть связано с муковисцидозом или хронической астмой.

Остеоартрит

Остеоартрит (ОА) - это заболевание, которое вызывает разрушение хрящей на концах костей.

Люди иногда описывают остеоартроз как «изнашиваемый» тип артрита, потому что он обычно развивается медленно и чаще всего возникает у пожилых людей.

Бочкообразная грудная клетка может развиться, если остеоартроз развивается в месте соприкосновения ребер с позвоночником. Возникает скованность, и суставы в ребрах теряют гибкость. В конце концов, ребра могут показаться торчащими наружу.

Заболевание чаще всего встречается в позвоночнике, руках, бедрах и коленях. Скованность и припухлость - два самых распространенных симптома.

ХОБЛ

Бочкообразная грудная клетка часто возникает в результате ХОБЛ, респираторного заболевания, которое включает эмфизему и хронический бронхит. Это серьезное заболевание, которое со временем ухудшается. Человек с ХОБЛ не сможет полноценно функционировать без постоянного ухода, как только состояние достигнет своей конечной стадии.

Национальный институт сердца, легких и крови (NHLBI) отмечает, что ХОБЛ является третьей по значимости причиной смерти в США.

Людям с ХОБЛ становится труднее дышать с течением времени.Это связано с тем, что ХОБЛ повреждает легкие четырьмя различными способами:

  • Различные части легких становятся менее способными растягиваться или расширяться и сокращаться.
  • Повреждение происходит в стенках воздушных мешков или альвеол, где происходит обмен кислорода и углекислого газа.
  • Дыхательные пути или проходы через легкие становятся раздраженными и опухшими.
  • Вырабатывается дополнительная слизь, которая закупоривает дыхательные пути.

Область грудной клетки может изменить форму, напоминая бочку, также изменится форма диафрагмы, ключевой мышцы для движения воздуха и выхода из легких.Он теряет часть своей длины и толщины и ослабевает.

Если легкие не функционируют в полную силу, кому-то может быть трудно полностью вдохнуть или выдохнуть. Большую часть времени легкие остаются частично раздутыми, а грудная клетка остается расширенной.

Это состояние гиперинфляции легких может привести к бочкообразной грудной клетке, обычно на поздних стадиях ХОБЛ.

Люди с бочкообразной грудной клеткой от ХОБЛ могут выглядеть так, как будто они собираются сделать очень глубокий вдох, даже несмотря на то, что это часто является трудным действием для людей с этим заболеванием.

Эмфизема

Эмфизема - еще одно заболевание при ХОБЛ, которое также может приводить к бочкообразной грудной клетке.

Легкие остаются постоянно наполненными воздухом, что придает грудной клетке характерный вид цилиндрической формы.

Хронический кашель и одышка после физической активности - два наиболее распространенных признака и симптома эмфиземы.

Другие симптомы включают:

  • затрудненное вдыхание
  • более высокий уровень потребления кислорода даже в состоянии покоя
  • высокий уровень углекислого газа в крови
  • ограниченная способность к упражнениям
  • сильная одышка

Нет лекарства доступны как при эмфиземе, так и при ХОБЛ, но могут помочь лечение и изменение образа жизни.

Следующие шаги могут помочь человеку с эмфиземой восстановить качество жизни:

  • отказ от курения
  • использование дополнительного кислорода
  • регулярное использование ингаляторов
  • лекарства
  • принятие здоровых физических упражнений
  • сбалансированная, питательная диета

Исследователи требуют дополнительных доказательств, прежде чем решать, отражает ли размер ствола грудной клетки тяжесть сопутствующих симптомов эмфиземы или ХОБЛ.

Муковисцидоз

У детей бочкообразная грудная клетка может быть симптомом муковисцидоза (МВ).

Это генетическое заболевание, при котором слизь накапливается в органах по всему телу. У 75 процентов детей с МВ диагноз ставится в возрасте до 2 лет.

Слизь в легких может привести к частым инфекциям и повреждению легких, иногда приводя к образованию бочкообразной грудной клетки.

Исследования детей с тяжелыми случаями астмы также предполагают тесную связь между гиперинфляцией легких и развитием бочкообразной грудной клетки. У детей с бочкообразной грудью также могут наблюдаться более медленные темпы роста.

Так как многие виды бочкообразной грудной клетки являются результатом повреждения легких и состояний, лечение сосредоточено вокруг управления эффектами того состояния, которое привело к повреждению.

В настоящее время нет доступных средств или вмешательств для полного излечения ХОБЛ, эмфиземы или CF. Таким образом, лечение заключается в том, чтобы максимально облегчить дыхание и уменьшить воспаление.

Люди часто используют бронходилатирующие препараты и стероиды для лечения последствий ХОБЛ и эмфиземы, которые вызывают расширение и отек легочной ткани, включая затрудненное дыхание.

Бочкообразная грудная клетка, возникающая из-за остеоартрита, контролировать сложнее, но люди используют нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), чтобы уменьшить размер опухшей ткани.

Люди с МВ будут использовать методы физиотерапии груди и спины, которые помогают разжижать слизь в легких, наряду со многими из вышеперечисленных лекарств.

Однако даже люди, которые используют методы лечения для восстановления качества жизни после развития бочкообразной грудной клетки, не смогут обратить вспять симптом.Основные заболевания прогрессируют, и симптомы часто не улучшаются.

Принятие мер по снижению риска заболеваний ХОБЛ и остеоартрита имеет решающее значение для предотвращения ограничивающих эффектов стволовой грудной клетки.

Профилактика ХОБЛ

Меры, направленные на сохранение здоровья легких, могут сдерживать ХОБЛ, в том числе

  • Людям, которые курят табак, следует немедленно бросить курить.
  • Обеспечьте запрет на курение в доме, чтобы уменьшить воздействие вторичного табачного дыма.
  • Надевайте соответствующее защитное снаряжение, когда находитесь рядом с химическими веществами и загрязнителями, например, на рабочем месте или дома.

Профилактика остеоартрита

Поддержание активного образа жизни и здоровой массы тела играет ключевую роль в укреплении хрящевой ткани и снижении риска остеоартрита. Избыточная масса тела может вызвать нагрузку на суставы и сухожилия.

Меры по достижению этого включают:

  • снижение потребления сахара для поддержания уровня глюкозы в крови в пределах нормы, поскольку сахара содержат определенные молекулы, которые делают хрящи жесткими
  • принятие мер по предотвращению травм или физически опасных ситуаций, где это возможно, таких как переломы и серьезные повреждения хряща увеличить риск ОА
  • выполнять 30 минут физической активности пять раз в неделю для стабилизации колен и бедер

Профилактика муковисцидоза

Поскольку это генетическое заболевание, в настоящее время не существует метода предотвращения начала МВ, и бочкообразная грудная клетка может развиться на ранней стадии.

Однако следующие шаги могут помочь снизить тяжесть скопления слизи и риск инфекций, которые могут ухудшить состояние:

  • Регулярное употребление жидкости может помочь разжижить слизь.
  • Физические упражнения могут помочь разжижить слизь в легких.
  • Избегать раздражителей, таких как сигаретный дым и промышленные испарения, важно для уменьшения накопления слизи.

Бочкообразная грудная клетка - видимый симптом ХОБЛ, эмфиземы, остеоартрита и МВ.

Легкие наполняются воздухом и не могут полностью выдохнуть. Это придает груди ярко выраженную бочкообразную форму.

Лечение бочкообразной грудной клетки направлено на устранение симптомов основного заболевания и ограничение степени повреждения легких.

Поскольку ХОБЛ, эмфизема и остеоартрит являются неизлечимыми прогрессирующими заболеваниями, ведение бездымного активного образа жизни очень важно для снижения риска этих состояний.

Люди с МВ страдают этим заболеванием с рождения, поэтому лечение включает уменьшение скопления слизи и риска опасных инфекций.

Бочкообразная грудь не часто вызывает болезненные ощущения, но служит признаком тяжелого легочного или воспалительного заболевания.

Q:

Вызывают ли физические изменения, происходящие в бочкообразной груди, боль, и если да, то как лучше всего справиться с этим?

A:

Обычно бочкообразная грудь не вызывает боли. Однако некоторые из состояний, которые приводят к появлению бочкообразной груди, также могут вызывать боль.

Например, остеоартрит может вызывать боли в суставах при движении. ХОБЛ может увеличить риск инфекций, которые могут вызвать боль при глубоком дыхании.

Снимайте боль в суставах с помощью противовоспалительных препаратов и лечите инфекции антибиотиками. Обсудите с врачом возможные причины боли в грудной стенке и лучшие методы лечения.

Daniel Murrell, MD Ответы отражают мнение наших медицинских экспертов. Весь контент носит исключительно информационный характер и не может рассматриваться как медицинский совет.

Высокочастотное колебание грудной клетки (жилет)

Машина состоит из двух частей: генератора воздушных импульсов и надувного жилета, соединенного с генератором шлангами.Генератор пропускает воздух через шланги, в результате чего жилет быстро надувается и сдувается до 20 раз в секунду. Это быстрое надувание и сдувание создает давление на грудную клетку, подобное хлопку в ладоши. Вибрации не только отделяют слизь от стенок дыхательных путей, но и помогают продвигать ее вверх в крупные дыхательные пути. Обычно человек пользуется жилетом пять минут. а затем кашляет или выдыхает, чтобы очистить слизь. Сеансы длятся от 20 до 30 минут.

Марина, 25 лет, занимается лечебной физкультурой грудной клетки в жилете.

Эти машины могут быть известны под своими торговыми марками (The Vest ® System, inCourage ® , Smart Vest ® и AffloVest ® ). Эти устройства дороги, но покрываются большинством страховых планов. Ваша бригада по уходу за CF поможет вам заказать жилет.

Если вам нужна помощь в приобретении жилета, вы также можете связаться с Cystic Fibrosis Foundation Compass , бесплатная и персонализированная услуга, которая может помочь вам со страхованием, финансовыми, юридическими и другими вопросами.

Свяжитесь с Compass по телефону:
844-COMPASS (844-266-7277)
Понедельник - пятница, 9.00 - 19.00 ET
[email protected]

***

Ссылка на какой-либо конкретный продукт, процесс или услугу не обязательно означает или подразумевает его одобрение, рекомендацию или поддержку со стороны Cystic Fibrosis Foundation. Появление внешних гиперссылок не означает одобрения Фондом кистозного фиброза связанных веб-сайтов или информации, продуктов или услуг, содержащихся на них.

Информация, содержащаяся на этом сайте, не охватывает все возможные способы использования, действия, меры предосторожности, побочные эффекты или взаимодействия. Этот сайт не предназначен для замены рекомендаций по лечению от медицинского работника. Проконсультируйтесь с врачом, прежде чем вносить какие-либо изменения в лечение.

Функция грудной клетки человека во время эпидуральной анестезии | Анестезиология

ПОЯСНИЧНАЯ или грудная эпидуральная анестезия (EA) может повлиять на дыхательную систему несколькими способами.Поскольку скоординированная активность нескольких мышц грудной клетки необходима для нормального инспираторного расширения грудной клетки у людей, [1–3] моторная блокада этих мышц должна препятствовать этому расширению. Тоническая активность в этих мышцах также может быть важной для поддержания положения грудной клетки в конце выдоха, так что устранение любой такой активности может снизить функциональную остаточную емкость (FRC). [4–6] Дыхательные мышцы также предоставляют важную афферентную информацию от мышечных веретен и органов сухожилий, и прерывание этой информации может повлиять на контроль дыхания.[7] Помимо этих эффектов на мышечную функцию, EA также значительно влияет на сердечно-сосудистую функцию. [8] В результате это может изменить объем крови в грудной клетке, [9,10], что, в свою очередь, может повлиять на количество газа в легких. Наконец, системное всасывание местного анестетика также может влиять на контроль дыхания. [11,12].

Поэтому, возможно, удивительно, что многие предыдущие исследования показали, что эпидуральная (или субарахноидальная) блокада мало влияет на инспираторную респираторную функцию у здоровых людей.Распределение вдыхаемого газа и легочный газообмен изменяются минимально. [13–18] Хотя общая емкость легких и дыхательная способность несколько снижаются, были обнаружены лишь небольшие несогласованные изменения FRC. [13–16,19–21] В большинстве исследований респираторная реакция на гиперкапнию сохраняется или усиливается. [18,22–26] Хотя информация о движении грудной стенки во время ЭА у взрослых людей ограничена, расширение грудной клетки на вдохе, по-видимому, сохраняется. [17,22].

Очевидный конфликт между важностью мышц грудной клетки для функции грудной стенки и отсутствием эффекта ЭА может возникать из-за (1) низкого дерматомного уровня анестезии, затрагивающего лишь небольшую часть грудной клетки, (2) отсутствия моторной блокады грудной клетки. дыхательные мышцы, [20,27] (3) компенсация парализованных мышц за счет неповрежденных мышц, таких как лестничные мышцы, которые могут расширять грудную клетку, [28,29] (4) изменения внутригрудного объема крови, которые могут повлиять на объемы газов в легких, [ 9,10] или (5) неадекватность методов, используемых для измерения движения грудной стенки.Большинство предыдущих исследований EA не измеряли активацию дыхательных мышц, поэтому факторы, ответственные за очевидное сохранение активности грудной стенки во время EA, остаются неясными.

Общая цель этого исследования состояла в том, чтобы определить влияние поясничного ЭА на функцию грудной стенки у людей, сочетая измерения электромиограммы дыхательных мышц (ЭМГ) с визуализацией грудной клетки с помощью трехмерной быстрой компьютерной томографии.В исследовании рассматривались три гипотезы: (1) задействование активности лестничных мышц будет поддерживать расширение грудной клетки на вдохе во время высокого ЭА; (2) высокое ЭА снизит грудной объем в конце выдоха за счет устранения мышечного тонуса грудной стенки и, таким образом, уменьшения размеров грудной клетки; и (3) высокий EA также уменьшит внутригрудной объем крови, так что объем газа в грудной клетке в конце выдоха (т.е. FRC) не изменится.

Поясничный эпидуральный катетер был помещен в промежуток L3-L4, и была введена тестовая доза 3 мл 2% лидокаина с 1: 200 000 адреналина.Каждого участника поместили в положение лежа на спине. Ремни для респираторной импедансной плетизмографии (RIP) (Respitrace, Ardsley, NY) размещали вокруг верхней грудной клетки и середины живота. Вводили внутривенный катетер и канюлировали лучевую артерию для получения образцов для анализа газов крови (IL 1302; Instrumentation Laboratories, Lexington, MA) и для мониторинга артериального давления. Лактат Рингера вводился со скоростью примерно 30 мл / час через внутривенный катетер на протяжении всего эксперимента.

Биполярные электроды ЭМГ были вставлены в несколько дыхательных мышц.Электроды изготавливали путем удаления 1 мм изоляции с конца 0,002-дюймовых проводов с тефлоновой изоляцией. Две проволоки пропускали через изолированную иглу 30-го калибра, а затем сгибали на 1 мм от конца для образования крючков. Электроды вводили под ультразвуковым контролем [30], в то время как электрическая активность контролировалась в желаемом месте, игла была удалена, а провода остались в желаемой мышце. Электроды помещали в поперечную мышцу живота по передней подмышечной линии примерно на 4 см ниже реберного края (примерно на уровне дерматома Т10), в парастернальную межреберную мышцу (PS) в третьем правом промежутке, примерно на 3 см латеральнее средней линии. и в правой передней лестничной мышце (SCA) у основания шеи.Электрод также помещался в диафрагмы трех участников. [31] Чтобы вставить диафрагменный электрод, сначала использовался ультразвук, чтобы определить положение диафрагмы при полном вдохе. Затем иглу вводили на одно промежуточное пространство ниже этой точки по средней подмышечной линии и продвигали до тех пор, пока не была обнаружена фазовая инспираторная электрическая активность. [32] Эта процедура сводила к минимуму возможность возникновения пневмоторакса, поскольку электрод вводили через межреберные мышцы в диафрагму рядом с местом его введения в грудную клетку.Сигналы электромиограммы были усилены (Grass P511, Quincy, MA), полосовыми фильтрами от 30 до 3000 Гц и записаны на цифровую аудиоленту (TEAC RT100, Montebello, CA) для последующей обработки.

Полосы RIP были откалиброваны с использованием метода Манкикиана и его коллег. [33] Изменения размеров грудной клетки и живота, измеренные с помощью лент RIP, были связаны с объемами, смещенными грудной клеткой и брюшными отделами во время приливного дыхания; эти отношения были выражены как коэффициенты объемного движения грудной клетки и живота.Эти коэффициенты были рассчитаны на основе данных, полученных путем просьбы участников чередовать преимущественно брюшное и грудное дыхание. Калибровку проводили в начале и в конце каждого экспериментального условия (неповрежденного или EA), и для каждого условия рассчитывали средние значения. Потоки газа на вдохе и выдохе измеряли с помощью пневмотахографа (Fleisch 3, Richmond, VA), подключенного к датчику дифференциального давления (Validyne MP-45, Northridge, CA). Потоки газа были интегрированы для получения изменений объема легких, которые были скорректированы с учетом условий BTPS.Во время всех измерений испытуемые дышали через мундштук и зажим для носа. Подобно нашему предыдущему исследованию [31], мы обнаружили, что этот аппарат не изменял характер дыхания (данные не показаны).

На протяжении всего исследования контролировали активность сердечной мышцы, артериальное давление и сатурацию артериальной крови кислородом.

Участников поместили в динамический пространственный реконструктор (DSR), высокоскоростной рентгеновский сканер, который использует принцип компьютерной томографии для получения трехмерных изображений грудной клетки.Этот метод подробно описан в другом месте. [31,34–37] DSR имеет достаточное временное разрешение для визуализации грудных структур во время спокойного дыхания и достаточное разрешение объема для определения известного объема с точностью до 2%.

Участники были просканированы при спокойном дыхании через мундштук и зажим для носа, при этом их руки были подняты над головой так, чтобы плечевые кости располагались вертикально для получения изображений грудной клетки.Сканирование продолжительностью 300 мс запускалось вручную по истечении срока действия и окончании вдохновения. Сканирования в одной и той же точке дыхательного цикла были записаны во время трех последовательных вдохов и синхронизированы во время последующего анализа, чтобы получить изображения в конце выдоха и в конце вдоха. Поскольку цефалокаудальной высоты поля изображения было недостаточно, чтобы охватить всю грудную клетку, эти первоначальные сканирования включали только верхнюю половину грудной клетки. Затем участников переместили на головку, и была получена аналогичная последовательность сканирований для визуализации нижней части грудной клетки.[36] Измерения респираторной импедансной плетизмографии, дыхательный объем и ЭМГ регистрировались одновременно, чтобы гарантировать стабильность модели дыхания. Во время более позднего анализа верхнее и нижнее изображения были объединены для получения изображений всей грудной клетки в конце вдоха и в конце выдоха.

Сразу после сканирования FRC измеряли в двух экземплярах, используя метод разбавления азотом. [31,38,39] Каждый участник выполнил шесть маневров жизненной емкости в 4-литровом мешке, первоначально заполненном 100% кислородом после того, как мешок был присоединен к мундштуку в конце выдоха.Концентрацию азота в мешке определяли до и после этого маневра с помощью масс-спектрометра (Perkin-Elmer MGA 1100, Buffalo Grove, IL).

После того, как эти измерения были выполнены во время спокойного дыхания (далее именуемого «неповрежденным» дыханием), раствор местного анестетика вводился постепенно через эпидуральный катетер для создания сенсорного блока приблизительно в дерматоме Т6. У участников 1 и 2 использовался 2% лидокаин с адреналином 1: 200 000; у остальных четырех участников: 1.5% этидокаин с адреналином 1: 200 000 использовался для максимального усиления моторного блока. На этом уровне блока, впоследствии получившем название «среднегрудной EA», активность в поперечной мышце живота была устранена (как во время спокойного дыхания, если оно присутствует, так и во время произвольной активации), но активность в PS осталась неизменной. После достижения стабильного уровня измерения производили при спокойном дыхании; Сканирование DSR не проводилось, потому что кумулятивное облучение этих добровольцев должно было быть ограничено.Через катетер вводили больше местного анестетика, чтобы вызвать моторный блок PS в третьем промежутке, состояние, называемое «высокий EA». После подтверждения стабильного уровня сканирование DSR и измерения FRC были повторены.

Детали обработки изображений для определения границ грудной стенки и проверки DSR при измерении движения грудной стенки были описаны ранее. [31,34–37] Вкратце, каждое сканирование давало трехмерное объемное изображение грудной клетки, состоящее из кубических объемных элементов (вокселей) с длиной ребер 1.3 мм. Изображения были обработаны, чтобы определить каждый воксель на изображении как находящийся в грудной полости, брюшной полости или на заднем плане. Грудной объем (V th ) определяли путем подсчета количества вокселов в грудной полости. Изменения объема грудной жидкости во время вдоха (Delta V liq ), предположительно представляющие изменения объема грудной крови [36], рассчитывались как разница между изменениями V th от начала до конца вдоха (Delta V ). th ) и дыхательный объем (V sub T), измеренный путем интегрирования потока газа (Delta V liq = Delta V th - V T ).Изменения в грудных объемах между любыми двумя сканированиями были разделены на объемы, охватываемые поверхностями диафрагмы и грудной клетки. [34] Изменения в модели движения грудной стенки количественно оценивались, как описано ранее [34] (Рисунок 1).

Рис. 1. Схематическое изображение схемы, используемой для количественной оценки изменений в модели движения грудной стенки, изображенной на рисунках 4–6. Показан срединно-сагиттальный разрез грудной клетки с концом выдоха (сплошные линии) и концом вдоха ( пунктирные линии) положения изображенной грудной стенки.Пунктирные области указывают на виды с краев плоскостей, используемых для количественной оценки изменений поперечной площади грудной клетки и среднего движения диафрагмы. Стрелка указывает на головную протяженность области аппозиции в конце выдоха.

Рис. 1. Схематическое изображение схемы, используемой для количественной оценки изменений в модели движения грудной стенки, изображенной на рисунках 4–6. Показан срединно-сагиттальный разрез грудной клетки с концом выдоха (сплошные линии) и концом вдоха. (пунктирные линии) положение изображенной грудной стенки.Пунктирные области указывают на виды с краев плоскостей, используемых для количественной оценки изменений поперечной площади грудной клетки и среднего движения диафрагмы. Стрелка указывает на головную протяженность области аппозиции в конце выдоха.

Изменения объема сердца и крупных сосудов также оценивались непосредственно по этим изображениям. [31,38] Сердце и другие структуры средостения были изолированы на каждом изображении с использованием комбинации компьютерного порогового определения и взаимодействия с оператором.Легочные сосуды были обрезаны примерно в одном и том же месте на всех снимках каждого участника. Общий объем этих средостенных структур (V ms ) измеряли путем подсчета количества вокселей в этих структурах и умножения на объем одного воксела. Поскольку изображения были получены путем стробирования нескольких сканирований в случайные моменты сердечного цикла, этот объем представляет собой среднее значение во время этого цикла.

Сигналы электромиограммы, записанные на ленту, обрабатывались фильтром Пейнтера третьего порядка для получения скользящего среднего времени (MTA) за 100 мс.[40] Чтобы количественно оценить эту активность, записи MTA были оцифрованы, и средняя активность MTA на вдох рассчитывалась как площадь под сигналом MTA, деленная на его продолжительность. [41] Если активность ЭМГ сохранялась до выдоха, для расчета этого среднего значения использовалась только часть сигнала до начала выдоха. [42].

Парные статистические сравнения были выполнены с помощью парных t-критериев. Множественные сравнения были выполнены с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями с использованием критерия Даннета для апостериорных сравнений.Р <0,05 считали достоверным. Значения выражены как M +/- SE.

Среднегрудной EA требовал общей дозы 16 +/- 2 мл анестетика и производил сенсорные уровни в диапазоне от Т4 до Т8 дерматомов (Таблица 2). Высокий уровень EA потребовал общей дозы 34 +/- 2 мл анестетика и обеспечил сенсорные уровни от C6 до T2 у 5 участников. У участника 4 сенсорный уровень не превышал Т4.

Таблица 2.Дерматомный и миотомный уровни блока

По сравнению со значениями до блокады высокий EA не оказал существенного влияния на артериальный P O 2 (с 93 +/- 3 до 97 +/- 5 мм рт. Ст.) Или артериальный P CO 2 (с 39 + / - от 1 до 36 +/- 2 мм рт. Ст.). Высокий уровень EA значительно снизил среднее артериальное давление (с 101 +/- 5 до 83 +/- 6 мм рт. Ст.) Без изменения частоты сердечных сокращений (с 66 +/- 3 до 69 +/- 4 мин sup -1).Участнику 6 потребовался болюс 500 мл внутривенной жидкости для преходящей гипотензии при установлении высокого уровня EA.

Во время интактного дыхания последовательная фазовая активация ЭМГ, преимущественно во время вдоха, наблюдалась в PS и диафрагмах у трех участников, у которых измерялась эта активность (Рисунок 2, Таблица 2). У этих трех человек фазовая экспираторная активность также определялась диафрагменным электродом (рис. 2).Фазическая инспираторная активность присутствовала в SCA каждого участника, кроме 6. У участника 5 тоническая активность присутствовала в PS и SCA в дополнение к фазовой активности. У двух участников была отмечена тоническая активность в поперечной мышце живота.

Рис. 2. Электромиограммы парастернальной межреберной мышцы (PS) в третьем правом промежутке, диафрагмы (DIA) и передней лестничной мышцы (SCA) во время дыхания при интактном состоянии (до эпидуральной анестезии), во время среднегрудной эпидуральной анестезии, и во время высокой эпидуральной анестезии у одного участника.Активность большинства мышц происходит преимущественно во время вдоха. Фазовая экспираторная активность присутствует в диафрагменном электроде при нормальном дыхании, вероятно, представляя активность вышележащей внутренней межреберной мышцы (см. Текст для дальнейшего обсуждения).

Рис. 2. Электромиограммы парастернальной межреберной мышцы (PS) в третьем правом промежутке, диафрагмы (DIA) и передней лестничной мышцы (SCA) во время дыхания при интактном (до эпидуральной анестезии) во время среднегрудной эпидуральной анестезии , и во время высокой эпидуральной анестезии у одного участника.Активность большинства мышц происходит преимущественно во время вдоха. Фазовая экспираторная активность присутствует в диафрагменном электроде при нормальном дыхании, вероятно, представляя активность вышележащей внутренней межреберной мышцы (см. Текст для дальнейшего обсуждения).

Среднегрудной EA устранял любую активность в поперечной мышце живота и вызывал тоническую активность в SCA участника 6.Этот уровень EA существенно не изменил фазовую инспираторную ЭМГ-активность в SCA или PS (среднее значение MTA 1,57 +/- 0,69 и 0,93 +/- 0,18, соответственно, нормализованное к активности, присутствующей до блока).

Высокий уровень EA отменил активность в PS у всех участников, за исключением человека, обозначенного номером 4. Дополнительная тоническая активность была отмечена в SCA у некоторых лиц (рисунок 3, таблица 2). Высокий уровень EA существенно не изменил фазовую инспираторную ЭМГ-активность в SCA (среднее значение MTA 0.85 +/- 0,20, нормализовано к активности MTA перед блоком).

Рисунок 3. Пример тонической электромиограммы (ЭМГ), развивающейся в лестничной ЭМГ во время высокой эпидуральной анестезии у одного участника. Размеры живота, измеренные с помощью плетизмографии с респираторным импедансом, показывают фазы дыхания с увеличением размера во время вдоха. Во время высокой эпидуральной анестезии присутствуют как фазовая, так и тоническая активность.

Рис. 3. Пример тонической электромиограммы (ЭМГ), развивающейся в лестничной ЭМГ во время высокой эпидуральной анестезии у одного участника. Размеры живота, измеренные с помощью плетизмографии с респираторным импедансом, показывают фазы дыхания с увеличением размера во время вдоха. Во время высокой эпидуральной анестезии присутствуют как фазовая, так и тоническая активность.

High EA существенно не изменил дыхательный объем или частоту дыхания (Таблица 3).Изменение внутригрудного объема во время вдоха, измеренное с помощью DSR, было значительно больше, чем дыхательный объем, измеренный путем интегрирования потока газа, что указывает на то, что V liq постоянно увеличивается во время вдоха (Таблица 3). Это увеличение V liq составляло значительную (20 +/- 4%) долю Delta V th во время интактного дыхания и близко соответствовало изменению V mg во время вдоха, измеренному непосредственно по изображениям DSR средостения. конструкции.Эти результаты согласуются с нашими предыдущими наблюдениями при спокойном дыхании. [31] Во время высокого EA V liq и V mg увеличивалось при вдохе у пяти из шести участников (таблица 3).

Таблица 3. Объемные смещения

High EA значительно снизил смещение объема инспираторной грудной клетки по сравнению с интактным дыханием, но не изменил смещение инспираторной диафрагмы (Таблица 3).Следовательно, высокий ЭА снизил относительный вклад расширения грудной клетки в увеличение объема грудной клетки на вдохе (с 27 +/- 2 до 10 +/- 11% от Delta V th ).

Модель расширения грудной клетки на вдохе перед блокадой варьировалась среди участников (рис. 4). Эффект от высокого EA также был разным. Парадоксическое движение грудной клетки (то есть чистое движение грудной клетки на вдохе внутрь) было отмечено во время вдоха у участника 5.У участников 2, 4 и 6 расширение самой головной части грудной клетки не изменилось или увеличилось за счет высокого EA. В соответствии с более ранними сообщениями, наибольшее движение диафрагмы по цефалокаудальной оси всегда было в наиболее зависимых областях (рис. 5).

Рис. 4. Инспираторное изменение площади внутреннего поперечного сечения грудной клетки как функция расстояния от верхушки легкого у шести участников во время интактного дыхания и высокой эпидуральной анестезии.Стрелки обозначают головную протяженность области соприкосновения.

Рис. 4. Инспираторное изменение площади внутреннего поперечного сечения грудной клетки в зависимости от расстояния от верхушки легкого у шести участников во время интактного дыхания и высокой эпидуральной анестезии. Стрелки обозначают головную протяженность области соприкосновения.

Рис. 5. Среднее инспираторное цефалокаудальное движение диафрагмы как функция вертикального расстояния у участников, дышащих лежа на спине, в интактном состоянии и во время высокой эпидуральной анестезии.

Рис. 5. Среднее инспираторное цефалокаудальное движение диафрагмы как функция вертикального расстояния у участников, находящихся в положении лежа на спине, дышащих в интактном состоянии и во время высокой эпидуральной анестезии.

Эффекты среднегрудного EA оценивали путем анализа измерений RIP (таблица 4). Этот уровень EA не оказал значительного влияния на смещение объема отсеков, оцененное с помощью RIP. В соответствии с измерениями DSR, высокий EA значительно уменьшал увеличение объема инспираторной грудной клетки, оцененное с помощью RIP (Таблица 4).Ни один из уровней EA не повлиял на измерение времени вентиляции (Таблица 4).

Таблица 4. Эффекты среднегрудной эпидуральной анестезии

High EA значительно увеличил FRC, измеренный разбавлением азотом (таблица 5). У пяти участников изменение FRC было больше, чем изменение V th , показывая, что V liq в конце истечения срока у этих участников снизился.В соответствии с этим наблюдением, V мг , измеренный непосредственно по изображениям грудной клетки, также снизился у этих пяти участников (таблица 5). Эти результаты предполагают, что у этих участников высокий уровень EA уменьшал внутригрудной объем крови в конце выдоха и, таким образом, способствовал увеличению FRC. Напротив, внутригрудной объем крови в конце выдоха увеличился у участника 6, который был уникальным в том смысле, что потребовал дополнительного болюса жидкости 500 мл во время установления высокого уровня EA.

Таблица 5.Влияние высокой эпидуральной анестезии на конфигурацию грудной стенки в конце выдоха

У четырех участников расширение грудной клетки способствовало увеличению V th в конце выдоха (Таблица 5). У пяти из шести участников наблюдалось также чистое каудальное движение диафрагмы в конце выдоха. У каждого участника передняя часть диафрагмы двигалась каудально (рис. 6).У пяти участников задняя часть диафрагмы также сместилась каудально. Эта задняя часть двигалась в головном направлении у одного человека; это был тот же участник (№4), у которого не удалось достичь сенсорного блока выше T4.

Рис. 6. Изменение среднего положения диафрагмы в конце выдоха с началом высокой эпидуральной анестезии как функция вертикального расстояния у участников, лежащих на спине. Значение «0» означает, что положение диафрагмы не изменилось.Передняя часть диафрагмы двигалась каудально у каждого участника, а задняя часть также перемещалась каудально у пяти участников.

Рис. 6. Изменение среднего положения диафрагмы в конце выдоха с началом высокой эпидуральной анестезии как функция вертикального расстояния у участников, лежащих на спине. Значение «0» означает, что положение диафрагмы не изменилось. Передняя часть диафрагмы двигалась каудально у каждого участника, а задняя часть также перемещалась каудально у пяти участников.

Расширение грудной клетки на вдохе требует скоординированной активности нескольких дыхательных мышц, включая фазовую инспираторную активацию PS и лестничных мышц, и фазовую активацию выдоха внутренних межреберных мышц в нижних боковых промежутках. [1,2,32] Мы подтвердили наличие фазовой активности в этих мышцах у большинства участников во время спокойного дыхания. Как и в предыдущем исследовании [31], мы снова отметили фазовую экспираторную активность диафрагменного электрода.Настоящее исследование подтверждает наше предыдущее предположение о том, что его источником были вышележащие внутренние межреберные мышцы, потому что паралич этого миотома ЭА последовательно устранял эту активность.

Исследования на животных и парализованных людях показали, что изолированное сокращение диафрагмы сужает верхнюю грудную клетку и расширяет нижнюю грудную клетку. [1,29,35,43] Сужение верхней грудной клетки вызвано снижением внутригрудного давления на вдохе, которое втягивает эту часть грудной клетки внутрь.Расширение нижней грудной клетки происходит в результате действия диафрагмы через ее вставку на грудную клетку, которая поднимает и расширяет ребра («вставной» компонент), а при вдохе увеличивает давление в брюшной полости, которое действует через ту часть диафрагмы, которая прикладывается к внутренней поверхности грудной клетки («аппозиционный» компонент). Можно ожидать, что паралич мышц грудной клетки с помощью методов регионарной анестезии вызовет этот паттерн движения грудной стенки.

Данные о движении грудной клетки во время эпидуральной или спинальной анестезии из предыдущих исследований на людях ограничены.Eisele с соавторами [44] упомянули о пассивном втягивании верхней грудной клетки во время непрерывной спинномозговой анестезии до уровня T1 у трех человек, но они не оценили движение грудной стенки. Pascucci и соавторы [45] отметили парадоксическое движение грудной клетки внутрь во время вдоха у четырех из шести младенцев, получавших спинальную анестезию. Деформируемость грудной клетки младенца затрудняет экстраполяцию этих результатов на взрослых. Kochi с соавторами [22] сообщили, что грудной EA с 2% лидокаином (с результирующими сенсорными уровнями примерно от T1 до T6) вызывал небольшое, но значительное уменьшение вклада грудной клетки в дыхательный объем во время спокойного дыхания.Ямакаге и соавторы [17] обнаружили, что спинальная анестезия до уровня чувствительности Т6 фактически увеличивает вклад грудной клетки в дыхательный объем. Это увеличение исчезло, когда пациенты позже засыпали, что позволяет предположить, что оно представляет собой произвольную реакцию на ощущения, вызванные спинальной анестезией.

Мы обнаружили, что хотя высокий уровень EA уменьшал вклад грудной клетки в дыхательный объем, он не вызывал инспираторного сужения верхней грудной клетки у большинства участников, предполагая, что другие мышцы, все еще активные во время EA, должны были расширить грудную клетку.Лестничные мышцы, которые раньше считались «вспомогательными» дыхательными мышцами, на самом деле регулярно активны во время спокойного дыхания у людей в лежачих и вертикальных позах. [28,46] Имеются данные о том, что активность SCA может значительно влиять на движение верхней грудной клетки, особенно когда парализованы межреберные мышцы. [47] Estenne и De Troyer [29] обнаружили, что верхняя грудная клетка смещалась внутрь во время вдоха у участников с параличом нижних конечностей, когда активность SCA отсутствовала. У большинства участников с фазовой инспираторной SCA-активностью верхняя грудная клетка расширялась во время вдоха.Де Тройер и Эстенн [46] обнаружили аналогичные результаты у здоровых участников, выполняющих произвольные дыхательные маневры. Эти результаты предполагают, что продолжающаяся активность SCA, наблюдаемая во время высокой блокады, может объяснить расширение грудной клетки, несмотря на паралич большинства межреберных мышц. Ранее мы обнаружили, что высокий уровень EA вызывает парадоксическое движение грудной клетки на вдохе у собак, анестезированных пентобарбиталом. [35] У этих собак активность SCA никогда не присутствовала в имплантированных электродах ЭМГ. Хотя между грудной стенкой собак и людей существует много видовых различий, это может служить дополнительным доказательством важности SCA в предотвращении парадоксальных движений грудной клетки во время высокого EA у людей.

Также возможно, что межреберные мышцы, расположенные ближе к миотому Т3 (на котором отслеживалась парастернальная межреберная активность), были активными и способствовали расширению грудной клетки во время высокой блокады. Мы не смогли исключить активность PS на этом уровне у участника 4; продолжающееся расширение грудной клетки может быть связано с этой активностью у этого человека. Однако полный блок на уровне Т3, достигнутый у других участников, делает вероятным, что мышцы в большем количестве головных промежутков были, по крайней мере, частично парализованы.Мы использовали этидокаин у последних четырех участников, которых мы изучали, чтобы максимизировать паралич межреберных мышц, но мы отметили парадоксическое движение грудной клетки только у участника 5.

Мы не уверены, почему этот участник не мог поддерживать расширение инспираторной грудной клетки. Estenne и De Troyer [29] также обнаружили, что некоторые пациенты с квадриплегией демонстрируют парадоксальные движения грудной клетки, несмотря на фазовую инспираторную активность SCA. Этот участник также испытал наивысший сенсорный уровень блока и был уникальным в демонстрации тонической активности как в PS, так и в SCA перед блоком.

Острый паралич отдельных респираторных мышц может увеличить активность других респираторных мышц. [48,49] Возможные факторы, ответственные за такой набор, включают рефлексы с афферентами, возникающими из рецепторов в легких или грудной стенке, или повышение Pa sub CO 2 , если вентиляция в достаточной степени подавлена ​​параличом. Brichant и его коллеги [48] обнаружили, что высокий уровень EA у собак, анестезированных пентобарбиталом, увеличивает нервную активацию диафрагмы, вероятно, в ответ на увеличение Pa CO 2 .Мы предположили, что активность ЭМГ SCA может увеличиваться, чтобы компенсировать паралич PS во время EA. То, что мы не смогли показать изменение этой активности во время высокого ЭА, предполагает, что нарушения движения грудной стенки, объема легких или Pa CO 2 были недостаточны для запуска компенсаторных реакций, что блокада афферентов грудной стенки мешала любым рефлекторным ответам. или что другие факторы, такие как влияние абсорбированного местного анестетика на респираторный контроль, повлияли на любую реакцию.Точно так же среднегрудной EA не вызывал компенсаторного увеличения активации PS или SCA; это также не повлияло существенно на характер движения грудной стенки. Измерения времени вентиляции также не предоставили доказательств рефлекторного ответа на ЭА, поскольку они не были затронуты. Развитие гиперкарбии во время высокого ЭА у собак под наркозом пентобарбиталом, изученное Бриханом и его коллегами, также может указывать на большую зависимость собаки от действий экстрадиафрагмальных дыхательных мышц во время спокойного дыхания по сравнению с людьми.[34,35] С другой стороны, анестезия пентобарбиталом могла помешать компенсаторным реакциям у собак.

Хотя мы не проводили детального измерения газообмена, газы артериальной крови соответствовали предыдущим сообщениям о том, что эпидуральная или спинальная анестезия мало влияет на Pa O 2 . [13-17,30] По-видимому, изменений в движении грудной стенки недостаточно, чтобы существенно повлиять на региональную вентиляцию и газообмен, или достаточные компенсаторные механизмы, такие как гипоксическая легочная вазоконстрикция, предотвращают значительные нарушения газообмена.Участник 5, который продемонстрировал наибольшее изменение функции грудной клетки, демонстрируя парадоксальное движение грудной клетки на вдохе, на самом деле испытал увеличение Pa O 2 (с 94 до 108 мм рт.ст.), сопровождаемое уменьшением Pa CO 2 (от 37 до 31 мм рт. Ст.). Эта тенденция к снижению Pa CO 2 , хотя и не является статистически значимой, согласуется с предыдущими сообщениями и может быть связана с эффектами абсорбированного местного анестетика на вентиляционный контроль.[11,12] Поддержание газообмена может быть связано с увеличением FRC, производимого EA, как обсуждается в следующем разделе.

Предыдущие исследования показали, что грудной или поясничный EA не оказывает никакого эффекта [14–16] или снижает [13] FRC. Паралич мышц грудной клетки из-за блокады межреберных нервов снижает FRC. [51,52].

В отличие от этих отчетов, мы обнаружили, что высокий EA значительно увеличивает FRC (примерно на 15%).Механизм, ответственный за это увеличение, варьировался среди участников. У пяти из шести V liq уменьшилось, предположительно вызванное смещением крови из грудной клетки. Это уменьшение, рассчитанное на основе разницы между изменениями объема газа (измеренного путем разбавления азотом) и общего грудного объема (измеренного с помощью DSR), было подтверждено прямыми измерениями объема изображений сердца и других структур средостения (V мг ). У этих пяти участников это изменение представляло 6.4 +/- 2,1% уменьшение объема ткани грудной клетки. Arndt с соавторами [9] обнаружили, что EA на сенсорном уровне T4 снижает объем грудной крови на 8,1 +/- 1,2%, измеренный с помощью радиоактивно меченных эритроцитов, причем эта кровь перераспределяется по емкостным сосудам ног у большинства исследованных людей. [9,10] Хотя прямое сравнение наших значений со значениями Арндта и его коллег требует знания доли грудной ткани, состоящей из крови, они, по-видимому, согласуются. Эти сдвиги в объеме крови предположительно отражают сердечно-сосудистые эффекты симпатэктомии, произведенной EA.Как было обнаружено в предыдущей работе, большинство этих здоровых добровольцев могли поддерживать адекватную частоту сердечных сокращений и среднее артериальное давление, не требуя значительного количества внутривенных жидкостей. [8].

Напротив, высокий уровень EA увеличивал объем грудной жидкости в конце выдоха у участника 6. Этот человек был уникальным в том смысле, что ему требовалось дополнительное внутривенное введение жидкости при временной гипотензии во время инъекции местного анестетика. Мы предполагаем, что это увеличение V liq у участника 6 отражало введение этой дополнительной внутривенной жидкости.В соответствии с этой концепцией, Stanton-Hicks и соавторы [10] обнаружили, что уменьшение объема грудной крови, производимой EA, может быть обращено вспять за счет увеличения сердечного наполнения за счет периферической веноконстрикции. Кроме того, мы обнаружили, что высокий уровень EA увеличивал объем грудной жидкости в конце выдоха в предыдущем исследовании на анестезированных пентобарбиталом животных. [35] Хотя многие другие факторы могли быть ответственны за это, эти животные получали такое же количество внутривенной жидкости в час, как и участник 6 при взвешивании по весу (приблизительно 2 мл [точка] кг [точка] час суп -1).Меры, направленные на сердечно-сосудистую систему, такие как инфузия объема или вазоактивные препараты, могут повлиять на объем грудной крови во время EA и, таким образом, могут повлиять на влияние EA на объемы грудных газов.

Другие факторы способствовали увеличению FRC у некоторых из обследованных нами людей. У четырех из шести участников положение грудной клетки в конце выдоха сместилось наружу, а у пяти из шести участников положение диафрагмы в конце выдоха сдвинулось каудально.Такое увеличение грудных объемов могло быть вызвано уменьшением упругой отдачи легких, которая не измерялась. Однако трудно предположить возможный механизм такого уменьшения, обращая внимание на прямое воздействие ЭА на грудную стенку.

Грудная клетка могла быть расширена за счет тонической активности SCA, наблюдаемой у некоторых участников во время высокого EA; однако не было прямого соответствия между наличием такой активности и расширением грудной клетки (см. Таблицу 2 и Таблицу 5).Другие мышцы, прикрепляющиеся к грудной клетке, такие как грудино-ключично-сосцевидные кости, также могли внести свой вклад. В предыдущем исследовании мы обнаружили, что анестезия галотаном изменила кривизну грудного отдела позвоночника, что могло повлиять на размеры грудной клетки [31]; однако мы не увидели таких изменений в настоящем исследовании (данные не показаны). Здесь, как и в предыдущих исследованиях [31,32], мы нашли доказательства фазовой экспираторной активности в боковых межреберных мышцах; Экспираторная активность также может присутствовать в поперечной мышце грудной клетки у людей, находящихся в положении лежа на спине, при спокойном дыхании.[53] Поскольку эта активность сужает грудную клетку во время выдоха, [54] ее отмена должна увеличивать размеры грудной клетки в конце выдоха. Этот механизм частично отвечает за увеличение FRC, отмеченное при высоком уровне EA у собак. [38].

Если тоническая активность обычно присутствует в мышцах, которые расширяют грудную клетку [4–6], таких как мышцы PS, то паралич этих мышц должен уменьшать размеры грудной клетки. Аналогичный механизм был предложен для объяснения уменьшения размеров грудной клетки, вызванного общей анестезией.[4] Однако многие исследования не смогли найти доказательств значительной тонической активности мышц грудной клетки во время спокойного дыхания у людей, лежащих на спине. [2,31,55,56] Мы также не смогли найти доказательств тонической активности в PS или SCA во время интактного дыхания, за исключением участника 5. Уменьшение размеров грудной клетки, вызванное высоким EA у этого человека, можно объяснить отменой тонизирующей активности ПС. Однако увеличение размеров грудной клетки, вызванное в нашем исследовании высоким уровнем ЭА у четырех других участников, не согласуется с наличием такой тонической активности.

Каудальное смещение положения диафрагмы в конце выдоха может быть объяснено увеличением тонической активации диафрагмы с высоким уровнем EA. Никаких доказательств этой возможности не было обнаружено на записях ЭМГ трех участников. Однако эти записи были получены только с реберной части диафрагмы, и возможно, что тоническая активность могла увеличиться в диафрагме голени.Снижение давления в брюшной полости также способствует смещению каудальной диафрагмы. Два участника продемонстрировали тоническую активность брюшных мышц до ЭА, и блокирование этой активности могло привести к снижению абдоминального давления. Arndt и соавторы [9] обнаружили, что ЭА уменьшала внутренний объем крови у большинства участников, что также снижает давление в брюшной полости.

Эти измерения функции грудной стенки были получены с использованием дерматомных уровней блокады, которые находятся на пределе тех, которые требуются в клинической практике, с использованием агентов, обеспечивающих значительную моторную блокаду.Таким образом, их можно рассматривать как представляющие максимальный эффект, который можно было бы ожидать при проведении поясничной ЭА в клинических условиях. Несмотря на значительную блокаду экстрадиафрагмальных мышц в этих максимальных условиях, большинство этих здоровых людей сохраняли некоторую степень расширения грудной клетки при спокойном дыхании без значительного влияния на газообмен, измеряемый по газам артериальной крови. Этому поддержанию газообмена могло способствовать сопутствующее увеличение FRC. В отличие от обычной клинической практики, большинство этих участников не получали внутривенные болюсы жидкости во время установления блока.Данные одного участника, получившего такой болюс, предполагают, что эта практика может значительно повлиять на объем внутригрудной крови и, следовательно, на FRC.

Отдельные пациенты, перенесшие операцию, могут реагировать по-разному, о чем свидетельствует вариабельность в нашей группе участников. Один здоровый участник нашего исследования не мог поддерживать расширение грудной клетки на вдохе по неизвестным причинам. Пациенты с аномальной механикой грудной клетки, например, страдающие ожирением или пациенты с хронической обструктивной болезнью легких, могут больше полагаться на расширение грудной клетки для создания дыхательного объема по сравнению с нормальными участниками [57], и они могут быть более восприимчивыми к параличу грудных мышц. пользователя EA.Также необходимо учитывать дополнительные эффекты хирургической стимуляции. Например, внутрибрюшные манипуляции вызывают дисфункцию диафрагмы, вероятно, из-за подавления рефлексов диафрагмы. [58,59] Во время ЭА способность мышц грудной клетки компенсировать это торможение может быть нарушена.

Авторы благодарят Кэти Стрит и Даррелла Лёффлера за техническую помощь, Джанет Бекман за секретарскую поддержку, Dr.Брэду Нарру за проведение преанестетических медицинских осмотров, докторов. Биллу Личти и Майклу Джойнеру за помощь в использовании методов ЭМГ, Майку Райнеру и Дону Эрдману за работу с динамическим пространственным реконструктором и доктору Джамилю Точику за помощь в проведении ультразвукового исследования.

отведений грудной клетки - Расположение отведений ЭКГ - Нормальная функция сердца - Пакет учебных материалов по кардиологии - Практическое обучение - Отделение сестринского дела

Учебный пакет по кардиологии

Руководство для начинающих по нормальному функционированию сердца, синусовому ритму и распространенным сердечным аритмиям

Нагрудные поводки

В аппарате ЭКГ есть 10 проводов, которые подключены к определенным частям тела.Эти провода делятся на 2 группы:

  1. 6 грудных отведений
  2. 4 отведения от конечностей или периферических отведений (один из них «нейтральный»)

6 нагрудных электродов расположены следующим образом:

Изображение: Расположение 6 грудных отведений

6 отведений помечены как отведения «V» и пронумерованы от V1 до V6. Они расположены в определенных местах грудной клетки. Для точного позиционирования важно уметь определять «угол Людовика» или «угол грудины».

Чтобы найти его на себе, осторожно поместите пальцы у основания горла в центральном положении и проведите пальцами вниз, пока не почувствуете верхнюю часть грудины или грудную клетку. Из этого положения продолжайте двигать пальцами вниз, пока не почувствуете костный комок. Это «угол Людовика».

Угол Луи легче всего найти, когда пациент лежит, поскольку окружающие ткани плотнее прилегают к грудной клетке.

От угла Луи переместите пальцы вправо, и вы почувствуете щель между ребрами.Этот промежуток и есть 2-е межреберье. Из этого положения проведите пальцами вниз по следующему ребру, а затем по следующему ребру. Пространство, в котором вы находитесь, - это 4-е межреберье. Там, где это пространство встречается с грудиной, находится V1.

Вернитесь к «углу Людовика» и перейдите во 2-е межреберье слева. Двигайтесь вниз по следующим 2 ребрам, и вы найдете 4-е межреберье. Там, где это пространство встречается с грудиной, находится V2.

Из этого положения проведите пальцами вниз по следующему ребру, и вы окажетесь в 5-м межреберье.Теперь посмотрите на грудь и найдите левую ключицу - кость, которая проходит от левого плеча до верхней части грудины. Положение V4 находится в 5-м межреберье на уровне середины ключицы (срединно-ключичной). V3 находится посередине между V2 и V4.

Следуйте по пятому межреберью слева, пока ваши пальцы не окажутся непосредственно под началом подмышечной впадины или подмышкой. Это позиция для V5.

Следуйте по этой линии 5-го межреберья немного дальше, пока не окажетесь непосредственно под центральной точкой подмышечной впадины (середина подмышечной впадины).Это позиция для V6.

Теперь посмотрите на картинку ниже, показывающую положение сердца по отношению к грудной клетке, и вы получите представление о том, на какие области смотрят эти отведения.

Изображение: Положение сердца по отношению к грудной клетке

Школа медицинских наук
B Этаж (Южный блок Link)
Медицинский центр Королевы
Ноттингем, NG7 2HA

.

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *