Улучшение памяти и работы мозга препараты: Препараты для улучшения работы мозга

Содержание

НООПЕПТ® – современный препарат для восстановления* эффективной работы мозга

Важно, чтобы мозг был активен всю жизнь, но после 50-ти лет активность мозга может снижаться!

Причиной ухудшения работы мозга после пятидесяти лет могут стать хронические заболевания, такие как сахарный диабет, артериальная гипертензия, атеросклероз, перенесенная черепно-мозговая травма и естественное старение организма.

Снижение работы мозга может проявляться такими группами жалоб, как:

  • когнитивные: снижение когнитивных функций, особенно памяти и внимания;
  • физические: упадок сил, плохое самочувствие, головокружение, головные боли, нарушения сна, вегетативные нарушения;
  • эмоциональные: нестабильность настроения, раздражительность, тревожность.

У молодых лиц к снижению работы мозга могут приводить чрезмерные нагрузки, стресс, бессонница или вредные привычки. Как правило, такие нарушения преходящие.

Как можно восстановить работу мозга? Для молодых людей обычно достаточно нормализовать питание и сон, избавиться от вредных привычек.

Лицам старше пятидесяти лет для восстановления работы мозга можно обратиться к лекарственным средствам, улучшающим работу мозга. Особое место среди них занимает разработка российских ученых – современный препарат Ноопепт.

Ноопепт – оригинальный препарат комплексного действия для восстановления эффективной работы мозга*. Обладает ноотропным, нейропротективным и вегетостабилизирующим действием. Способствует улучшению мозгового кровообращения и работы мозга.

Метаболит действующего вещества Ноопепта идентичен так называемому «пептиду памяти» — это соединение, которое присутствует в нашем головном мозге и отвечает за реализацию процессов памяти. Действующее вещество Ноопепта оказывает влияние на все три этапа памяти: запоминание, хранение и воспроизведение информации.1

Ноопепт способствует улучшению мозгового кровообращения, повышению антиагрегационного потенциала стенки сосудов2 и улучшению реологических свойств крови, уменьшению ее вязкости, а улучшение кровотока в мелких сосудах головного мозга способствует улучшению питания нейронов.

Третье действие Ноопепта — нейропротективное, оно направлено на защиту клеток мозга от разного рода повреждающих воздействий. Ноопепт способствует активации механизмов защиты клеток: факторов роста нервов; антиоксидантных систем, фактора, индуцируемого гипоксией, который обеспечивает адаптацию нейронов к дефициту кислорода.4 Также Ноопепт способствует ослаблению токсических эффектов глутамата, медиатора возбуждения, который в избытке образуется при гипоксии, свободно-радикальном окислении, стрессах и повреждает нейроны.

Улучшение питания и восстановление механизмов защиты нервных клеток приводит к нормализации их функций.

Таким образом, благодаря разностороннему механизму действия Ноопепт способен реализовать следующие клинические эффекты:

  • ноотропный – в виде улучшения когнитивных функций, особенно памяти и внимания,
  • антиастенический и вегетонормализующий — в виде снижения утомляемости, повышения работоспособности, уменьшения головокружения и головных болей, а также нормализации сна и улучшения эмоционального фона
    3
    .

Ноопепт применяется по 1 таблетке после еды 2 раза в день утром и днем до 18:00.

Для достижения заметных улучшений Ноопепт применяется курсами от полутора до трех месяцев. Курсы можно повторять с перерывом в один месяц.

Нужна хорошая память и работа мозга?

Ноопепт. Чтобы голова работала!

Сайт препарата

*при когнитивных нарушениях.

  1. Инструкция по медицинскому применению препарата Ноопепт
  2. Шмырев В.И., Крыжановский С.М. Эффективность Ноопепта при лечении когнитивных расстройств у больных с дисциркуляторной энцефалопатией. Consilium medicum. 2009. – N 9. – С.37-41.
  3. Левин О.С. С соавторами. Эффективность Ноопепта у больных дисциркуляторной энцефалопатией. Пожилой пациент, 2016, №1.
  4. Вахитова Ю.В. с соавт. Молекулярный механизм действия Ноопепта – замещенного Pro-Gly – дипептида. Acta Natural. 2016, том 8, # 21 (28)

НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ

Поделиться ссылкой:

Таблетки для улучшения памяти и работы мозга взрослым

«СТОЙ, ОПАСНАЯ ЗОНА: РАБОТА МОЗГА!»

Да, ритм современной жизни таков, что иногда впору вывешивать над рабочим местом именно такое объявление! Привычка к работе в «режиме многозадачности», нарастающий поток информации — все это требует постоянного напряжения памяти и внимания, и неудивительно, что эти самые память и внимание иной раз начинают подводить. И о поиске каких-нибудь полезных препаратов, «таблеток для улучшения памяти и работы мозга» задумываются даже те, кто, казалось бы, способен «удержать в голове» огромный массив данных.

Задумываются неспроста. Увы, огромная «интеллектуальная нагрузка» — не единственная причина, заставляющая нас периодически что-то забывать. Черепно-мозговые травмы, порой вроде бы «незаметные», обострения хронических заболеваний, возможные осложнения после простуд и особенно гриппа — тоже сказываются на способности усваивать информацию не лучшим образом.

А еще — бесконтрольное применение успокаивающих лекарств, или напротив — таблеток «стимулирующего» свойства. А упоминать про такие известные «препараты» как алкоголь и табак и вовсе не хочется, однако упомянуть — нужно.

В общем, куда ни кинь — всюду клин, и этот самый «клин» улучшению памяти не способствует никак. Есть ли способ его все-таки «вышибить», какой-то таблеткой, препаратом или лекарством — и провести необходимые мероприятия по улучшению памяти и работы мозга взрослого человека, оказавшегося под тяжким «прессом» забот и хлопот?

И ЕЩЕ ОДНА СЕРЬЕЗНАЯ ПРИЧИНА ДЛЯ «ЗАБЫВЧИВОСТИ»…

…которую никак нельзя оставить без внимания при решении задачи улучшения памяти и работы мозга у взрослых. И зовется она — «Ухудшение мозгового кровообращения».

Причем именно — у взрослых. Все дело в том, что жизненный опыт накладывает не самый лучший «отпечаток» на состояние сосудов головного мозга. С возрастом стенки их утрачивают былую эластичность, «обрастают» холестериновыми бляшками — и «проводящее сечение» сосудов неуклонно снижается. В результате клетки мозга перестают получать кислород и другие питательные вещества в требуемом количестве, и «работоспособность» их падает.

И это — не только возможные трудности с памятью и вниманием. Человек начинает быстрее уставать, и привычные дела отнимают теперь заметно больше сил и времени. Начинают беспокоить головные боли «как будто без причины». Нарушается сон, ухудшается эмоциональное состояние — в общем, целый «букет» проблем.

В подобной ситуации лечащий врач, возможно, будет рекомендовать использование ноотропных препаратов. Ноотропы — это своеобразные «таблетки для мозга», лекарство, призванное помогать его клеткам в их «повседневной работе», защищать их от различных «перегрузок» и других факторов риска.

Еще одна «специальность» нооторопных препаратов — улучшение состояния сосудов головного мозга. Курсовой прием современного препарата Диваза может способствовать нормализации мозгового кровообращения, и тем самым способствовать восстановлению процессов памяти улучшению работы и кровоснабжения мозга. Диваза не имеет лекарственного взаимодействия, что важно, ведь человеку «в возрасте», как правило, приходится принимать не одно лекарство.

УЛУЧШЕНИЕ ПАМЯТИ И РАБОТЫ МОЗГА ВЗРОСЛЫМ: КЛИН КЛИНОМ ВЫШИБАЮТ

Собственно, решение в чем-то очевидное. «Недопущение» в свою жизнь факторов, негативно влияющих на память и внимание — уже серьезный шаг для их сохранения.

Правильно трудимся и отдыхаем. После переутомлений, как умственных, так и физических — обязательно обеспечиваем себе полноценную «релаксацию», необходимые «часы сна». Своевременное переключение с задачи на задачу — тоже «восстановительное лекарство»!

Конечно, не все в этой жизни нам подвластно — но, во всяком случае, использовать правильную защитную экипировку при занятиях спорта или, к примеру, ремонтно-строительных работах, вполне в наших силах.

Ежедневно принимаем препарат «свежий воздух». Физические упражнения при этом заметно увеличивают эффективность данной «таблетки».

Еще один ежедневно необходимый «препарат» — полноценное, разнообразное питание, обеспечивающее мозг всеми нужными витаминами и другими «слагаемыми».

В пожилом возрасте хорошим «лекарством для памяти» станет регулярная посильная тренировка. Решение логических задач, интеллектуальные игры, требующие памяти и внимания, чтение, освоение каких-то новых для себя занятий, хобби и ремесла — все это прекрасная «таблетка» для мозга.

И еще одна «таблетка», не имеющая противопоказаний и ограничений по приему — хорошее настроение. С улыбкой на лице любая информация «схватывается на лету» и затем используется в самый нужный момент безо всяких сложностей!

препараты для улучшения работы мозга

 

Всё больше людей на Западе стремится повысить продуктивность искусственно — с помощью ноотропных препаратов. Согласно отчётам ВОЗ, лекарства этой группы принимают до 30% совершеннолетних граждан Европы и Японии. В России мода на “мозговые ускорители” пока распространена только среди небольшой прослойки студентов и офисных работников. Стоит ли игра с ноотропами свеч? Будем разбираться.

Ноотропные препараты появились в начале шестидесятых. Бельгийские фармакологи вывели формулу лекарства, которое улучшало работу мозга и моторные функции организма, но не имело побочных эффектов психостимуляторов, в том числе не вызывало привыкания. Препарат назвали

пирацетамом, а в 1972 году один из его создателей предложил вывести подобные стимуляторы в отдельную группу «ноотропы». В англоязычной литературе их даже назвали smart drugs — «умные лекарства».

Изначально ноотропы использовались для лечения проблем центральной нервной системы, восстановления после инсультов, ослабления симптомов болезни Альцгеймера. Препараты уверенно доказали свою эффективность в борьбе с тяжёлыми заболеваниями. Но выяснилось, что ноотропы решают и проблемы усталости, концентрации внимания, депрессии и вообще делают нас менее восприимчивыми к стрессу. Тогда-то их и стали применять для повышения работоспособности вполне здоровые люди. Учёные обнаружили, что приём ноотропов привёл к резкому снижению несчастных случаев на опасных производствах. Так стоит ли применять ноотропы в обычной жизни? Несколько фактов о таких препаратах помогут вам принять решение:

 

  • Ноотропы не действуют мгновенно. В отличие от психостимуляторов, они улучшают работу мозга постепенно. То есть выпить таблетку фенотропила и стать сверхчеловеком не получится. 
  • Ноотропы не вызывают зависимости. Они полностью выводятся из организма и не нарушают его функций, если следовать правилам приёма и не пить их 365 дней в году. Обычно врачи назначают курсы ноотропов раз в полгода, не чаще.
  • Ноотропы бывают разными — от синтетических до органических. В зависимости от лекарства можно подобрать пищевые добавки, витамины и препараты — лецитин, холин, глицин.

Из-за множества нюансов перед выбором и применением конкретного ноотропа нужно проконсультироваться у врача. Возможно, препарат вам вообще не нужен или даже противопоказан.

 

Помните, что приём любых лекарств, особенно ноотропов, — сильное воздействие на ваш организм. Не нужно принимать их, просто потому что вы не всё успеваете и хотите немного повысить продуктивность. Пересмотрите свой график, нормализуйте режим дня, отдыхайте больше, занимайтесь спортом, используйте методики тайм-менеджмента и лишь в последнюю очередь прибегайте к ноотропам.

 

Лекарства для улучшения памяти — Как восстановить память в пожилом возрасте

С возрастом ухудшается не только физическое, но и интеллектуальное состояние. Причем страдает не только способность восприятия (запоминания) новой информации, но и использования имеющихся знаний и умений. Исправить или облегчить ситуацию помогают народные рецепты и лекарства для улучшения памяти у пожилых людей.

Общие рекомендации

Снижение эффективности работы мозга может стать следствием естественных процессов старения, ухудшения кровообращения в результате образования холестериновых отложений, утраты гибкости сосудов, истощения капилляров. Важными факторами также являются перенесенные черепно-мозговые травмы и различные заболевания. Большое значение имеет образ жизни, рацион престарелого человека. Ухудшение мозговой деятельности также может носить наследственный характер и являться первыми признаками развивающейся деменции. Поэтому лучше проконсультироваться с врачом.

Для нормализации функционирования мозга не следует изначально приобретать лекарства, улучшающие память в пожилом возрасте. Нужно начать с изменения образа жизни:

  • придерживаться норм здорового питания – употреблять в пищу крупы (цельнозерновые), свежие помидоры, жирную рыбу (содержит полезные омега-кислоты), орехи, чернику, тыквенные семечки, мед. Снизить употребление мучного, не увлекаться крепким чаем и кофе;
  • не злоупотреблять алкогольными напитками;
  • создать здоровое окружение – стрессы, нервные перенапряжения негативно сказываются на умственной деятельности, поэтому важно делать перерывы в работе, хорошо отдыхать в ночное время, больше смеяться;
  • выполнять физические упражнения – умеренные нагрузки стимулируют кровообращение. Причем медики рекомендуют регулярные занятия проводить с тренером, который подберет упражнения с учетом общего состояния здоровья своего подопечного;
  • совершать прогулки на свежем воздухе в любое время года – это способствует стимулированию кровообращения, насыщению клеток кислородом, активации нейроны в головном мозге;
  • тренировать память – хороший метод для этого заучивание стихов, разгадывание головоломок и кроссвордов, изучение иностранного языка.

Задания и игры — эффективные методы для восстановления памяти

  1. Подведение итогов дня. Каждый вечер пациент должен рассказать родственникам, как прошел его день, чем он занимался, куда ходил, с кем общался. Желательно, чтобы собеседник задавал дополнительные вопросы, при необходимости, помогал подбирать нужные слова и выражения. Главное, чтобы со стороны близких не было никакой агрессии или раздражения, иначе мотивация у пациента полностью пропадет.
  2. Запоминание визуальных образов. Нужно заранее приготовить картинки с яркими изображениями, с множеством характерных деталей. Пациенту дается 1-2 минуты, чтобы рассмотреть картинку, а затем ему нужно восстановить все увиденное по памяти. Важно не перегружать мозг больного, и ограничиваться парой карточек в день.
  3. Игра в ассоциации. Занятие не требует много и времени и подготовки. Кто-то из родственников должен называть простые слова, а больной — перечислить свои ассоциации с тем или иным понятием. Отличный прием для того, чтобы активировать нейронные связи в мозгу.
  4. Игра в города. Начать можно с обычного варианта этой игры, постепенно усложняя. Если с тем или иным городом связаны какие-то воспоминания, или имеются общеизвестные факты, пациенту нужно задавать дополнительные вопросы. К примеру, больной называет город Париж. Собеседник может уточнить, какая река там протекает, или какие самые популярные в этом городе достопримечательности.

Главные условия, при которых игры и занятия принесут результат, это регулярность и умеренность. Не нужно перегружать мозг больного лишней информацией, достаточно 10-15 минут в день, чтобы избежать утомления.

Рецепты народной медицины для активации мозговой деятельности

При незначительных нарушениях возможно восстановление памяти в пожилом возрасте народными средствами. Целители предлагают разнообразные составы на основе трав, кореньев и др. Отзывы свидетельствуют, что хорошо помогает:

  • настойка из обычного чеснока. Для ее получения необходимо мелко рубленный чеснок (средняя головка) залить подсолнечным маслом и оставить в темном месте на 3 недели. Готовую настойку (1 ч. л. + ¼ ч. л. лимонного сока) следует употреблять перед едой. Рецепт не подходит пожилым людям с больным желудком или заболеваниями почек;
  • травяной сбор. На стакан (200 мл) кипятка требуется 5 г листа ежевичного, по 4 г пахучего ясменника и пустырника, по 3 г. болотной сушеницы и листьев омелы, 2 г плодов боярышника. Сбор запаривать в течение 30 мин. Пить его нужно по 3-4 ст. в сутки;
  • настойка из клевера. В 300 мл (1,5 ст.) кипятка заварить 1ст. л (с горкой) цветков. Настаивать 2 суток, выпить за 3 раза перед едой.

Китайская медицина рекомендует народные средства для памяти пожилым на основе молотого имбиря или корня женьшеня.

Медикаментозное лечение нарушений памяти

Любое лекарство для восстановления памяти у пожилых следует принимать с осторожностью. Чтобы избежать осложнений в виде побочных эффектов, лучше заранее проконсультироваться с лечащим врачом, который знает весь анамнез (историю болезни) пациента. Он подберет наиболее эффективный препарат.

Преимущественно рекомендуется применение нейрометаболических стимуляторов (ноотропов) и витаминных комплексов. Их прием оказывает общее положительное воздействие на головной мозг, тем самым достигается и улучшение процесса запоминания. Также их плюс – минимальные противопоказания. Только при значительных патологиях прописываются более серьезные препараты.

Традиционное средство – глицин. Реализуется в форме таблеток, имеет мягкое действие. Показан не только престарелым людям, но и молодежи в период сильных нагрузок и после черепно-мозговых травм. Он способствует регулированию обмена веществ, снимает тревожность, помогает при склеротических проявлениях, устраняет бессонницу. У глицина нет противопоказаний. Однако некоторые старики отмечают сонливость и появление «шумов в ушах». Также возможен эффект привыкания.

Современное лекарство для восстановления памяти у пожилых людей без побочных эффектов – Ноопепт. Отпускается без рецепта, применимо в комплексной и монотерапии. Оно направлено на улучшение когнитивных функций (памяти, внимания), снятия раздражительности, тревожности. Также таблетки оказывают антиастеническое, вегетотропное действие. При этом не обладает значительным стимулирующим эффектом, не вызывает сонливость. Видимые изменения наступают после 14-15 дней приема.

Пирацетам – активирует обменные процессы и кровообращение, оказывает умеренное противосудорожное воздействие. Его часто прописывают при атеросклерозе, расстройствах нервной системы, травмах. Лекарство может вызвать аллергические реакции, обострение сердечных заболеваний. Поэтому его прием допускается только по назначению доктора. Пирацетам реализуется в таблетках, капсулах, ампулах.

Также прописываются другие препараты, которые вводятся инъекционно или принимаются перорально. Подбор лекарственного средства производится, исходя из имеющихся у пожилого человека болезней и возможных осложнений (побочных действий).


Витаминные комплексы

Вместе в лекарственными препаратами терапию часто дополняют витаминами. В них обязательно должны присутствовать жирные кислоты омега-3, пиридоксин (В6) и тиамин (В1). Популярностью пользуются комплексы на основе женьшеня. Также могут предлагаться составы:

  • Витрум мемори – способствует обогащению мозга кислородом, усилению усвояемости новой информации;
  • Золотой йод – помогает при ослаблении способности к запоминанию, головокружениях, частых головных болях;
  • Циковит – усиливает умственные возможности.
  • Восстановление памяти в золотом возрасте – сложный и многогранный процесс. Он включает как медикаментозное вмешательство, так и правильный образ жизни, сбалансированное питание. Хорошие результаты показывает прием народных средств и методики тренировки памяти. Только комплексный подход и чуткое отношение близких позволит добиться видимых результатов.

Стимуляторы мозговой активности

Во все времена люди старались скомпенсировать то, что природа не одарила нас широкими возможностями. Мы не умеем летать – придумали самолет, не умеем дышать под водой – изобрели подводную лодку и снаряжение для дайвинга, не можем видеть в темноте – придумали приборы ночного видения. Возникли сложности с анализом и систематизацией огромного количества данных – компьютеры в помощь. Люди всегда искали способы сделать себя умнее, эфективнее, быстрее и сильнее.

Во многих аспектах нашей жизни мы стали прибегать к различным стимуляторам. Миллионы людей утром полагаются на кофеин, который дает им толчек, поднимающий их с постели и придающий бодрость. Спорт стал «минным» полем легальных и нелегальных наркотиков и методов, разработанных для увеличения работоспособности, выносливости и сил спортсменов. Также в наше время появилось новое поколение препаратов – стимуляторы мозговой активности, использующихся специально для повышения умственных способностей человека.

Большинство из этих препаратов первоначально были разработаны для лечения различных заболеваний, и только недавно начали использоваться офф-лейбл, то есть не по назначению – здоровой частью населения для умственного «скачка». Рассмотрим наиболее популярные препараты.

Стимулятор мозговой активности

Риталин

Риталин (methylphenidate) является психостимулятором неамфетаминового ряда. Назначают главным образом для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Риталин помогает в случаях, когда нужно увеличить концентрацию внимания. Его действие схоже с действием амфетамина, но риталин проявляет более слабое возбуждающее влияние на организм человека. Он блокирует обратный захват дофамина (гормон, вызывающий чувство удовольствия) и норадреналина (вызывает чувство бодрости) в головном мозге, тем самым увеличивая доступность этих нейротрансмиттеров (посредники при передаче электрических сигналов в нервных тканях). По тем же причинам, риталин как стимулятор мозговой активности стал популярным наркотиком для студентов во время подготовки к экзаменам.

Стимулятор мозговой активности

Модафинил

Модафинил предназначен для помощи страждущим от нарколепсии (заболевание нервной системы, характеризующееся дневными приступами непреодолимой сонливости), освобождает их от дневной сонливости, и бета-блокаторы, которые помогают уменьшить тревогу. Стимулятор мозговой активности модафинил в Украине не запрещен, в России включён в Список наркотических средств и психотропных веществ, а Всемирное антидопинговое агентство внесло его в список запрещённых стимуляторов.

Стимулятор мозговой активности

Пирацетам

Пирацетам (piracetam) — ноотропное лекарственное средство, исторически первый (1972) и основной представитель данной группы препаратов. Препарат назначают при атеросклерозе головного мозга, сосудистом паркинсонизме, других патологических процессах с нарушением памяти. Пирацетам усиливает в мозге синтез дофамина, повышает содержимое норадреналина. В большинстве стран мира, включая США и страны Западной Европы, пирацетам и другие ноотропы не зарегистрированы в качестве лекарственных препаратов, так как их эффективность не была доказана в контролируемых исследованиях. Несмотря на это, в России и некоторых других странах пирацетам широко применяется как стимулятор мозговой активности, в клинической практике для лечения множества неврологических, психиатрических и других заболеваний.

Значение стимуляторов мозговой активности

Помимо того, что ряд данных препаратов интересен с научной точки зрения, они также образовали некоторые интересные этические дилеммы, разделив ученых на 2 лагеря. В первом – ярые противники вмешательства в здоровый мозг человека. Они говорят о том, что препараты разработаны для лечения отклонений, и использовать здоровым людям с целью приобретения определенных способностей – аморально. Проблема в том, что сравнив мозговую деятельность студентов, не принимающих стимуляторы мозговой деятельности и принимающих их пришли к выводу, что люди, обходящиеся без таблеток в основном не составляют конкуренцию тем, кто их принимает. Параллель к этому была замечена в 1970-х и 80-х, прежде чем принудительное тестирование на наркотики было введено в легкой атлетике, когда использование стероида было необходимым, чтобы конкурировать на соревнованиях.

Но широкое использование стимуляторов мозговой деятельности может привести к тому, что молодые люди станут зависимыми от подобных медикаментов, полагая, что в их отсутствии не будут способны к конкуренции в умственно напряженных ситуациях. Это относительно новые соединения и наблюдений того, что может сделать с нашим мозгом хроническое употребление пока нет.

Однако данные препараты могут быть незаменимыми в моменты высокого умственного напряжения. Хирурги часто должны концентрироваться в течение очень долгого времени, выполняя сложные операции и очень многие полагаются на кофеин, но большие количества кофеина вызывают побочные эффекты, такие как дрожь, которая в случае операций является неприемлемой. Также стимуляторы мозговой активности могут использоваться пилотами, борцами или в любых других ситуациях, где мгновенная потеря концентрации может быть катастрофической.

По данной теме советую посмотреть видео:

Препараты для профилактики работы памяти и мозга

С возрастом у человека наблюдается нарушение функций различных систем организма...


С возрастом у человека наблюдается нарушение функций различных систем организма. Постепенно ухудшается состояние опорно-двигательного аппарата, снижается способность концентрировать внимание и запоминать. Однако проблемы с мозговой деятельностью характерны не только для пожилых. Забывчивость и рассеянность часто сопровождают работников умственного труда вне зависимости от возраста. Именно поэтому мозгу требуется дополнительная «подпитка». Рассмотрим, какие профилактические меры можно предпринять, чтобы улучшить работу памяти и мозга.

Прием специальных препаратов и витаминных комплексов

Это самый простой способ поддержать мозг в период значительных нагрузок и при возрастных изменениях. Ортомол Ментал – комплекс, содержащий множество витаминов и полезных веществ. В его составе: витамины С, В1, В2, В6, Е, ниацин, биотин, магний, фолиевая, пантотеновая кислоты, селен и пр. Препарат разработан немецкими учеными и сертифицирован.

Для чего предназначен Orthomol Mental:

  • повышение способности концентрировать внимание на деталях;
  • увеличение работоспособности;
  • улучшение памяти;
  • активизация работы мозга;
  • ускорение доставки кислорода в клетки головного мозга;
  • нормализация функционирования центральной нервной системы.

Этот препарат незаменим для ученых, переводчиков (особенно синхронистов), журналистов, редакторов и представителей других профессий, которые трудятся преимущественно умственно. Также его рекомендуют пить студентам для улучшения показателей в учебе. Ортомол Ментал станет хорошим помощником во время сессий.

Что еще улучшает работу памяти и мозга

Ранее считалось, что заучивание множества стихов, написание собственных, интеллектуальные игры, периодические «встряски» для мозга (смена ведущей руки, ориентация в пространстве вслепую и пр.) способствуют укреплению нейронных связей, помогают дольше оставаться в тонусе. Последние исследования доказали, что это не совсем так. Запоминание большого объема информации, особенно если это дается непросто, является стрессом, имеющим негативные последствия. Как тренировать ум без вреда:

  • Читайте книги. Это поможет улучшить память и внимание. Выбирайте произведения, которые вам действительно нравятся, и читайте хотя бы час в день. Если книга окажется скучной, положительного эффекта не будет, только зря потратите время.
  • Изучайте иностранные языки. Исследования, проведенные в Канаде, показали, что люди, владеющие несколькими языками, реже страдают от болезни Альцгеймера, дольше сохраняют ясность ума.
  • Ходите пешком, регулярно выполняйте физические упражнения. Умеренные и посильные тренировки способны значительно улучшить работу мозга за счет увеличения притока крови. Также таким образом вы избавляетесь от различных метаболических «отходов», провоцирующих старение клеток.
  • Употребляйте клетчатку. Она полезна сразу с двух сторон: выводит из организма токсины и запускает процесс обновления мозговых клеток. Как результат, ваша память остается на высоком уровне, а умственные способности не снижаются с возрастом. Клетчатка содержится в бобовых, орехах, чечевице, овсянке, черносливе и пр.
  • Ведите здоровый образ жизни. Это классический совет, применимый во всех ситуациях. Избегайте курения и алкоголя, нормализуйте режим работы и отдыха, спите достаточное количество часов, не нервничайте по пустякам – все это негативно влияет на мозговую деятельность.

Хороший вариант – комбинировать перечисленные выше советы с употреблением препарата Ортомол Ментал. Заказать его можно у нас.  

Препараты для улучшения памяти

 

5 основных добавок для улучшения вашей памяти


Функции памяти меняются с возрастом, это неизбежный побочный эффект старения мозга. Происходят физиологические изменения в мозговой ткани, нейронах, снижение притока крови к мозгу. Также на части головного мозга влияют гормоны, соотношение которых с возрастом меняется. Дженн ЛаВардера, лицензированный диетолог в компании Hamptons RD в Нью-Йорке, утверждает, что именно изменение гормонального фона вызывает так называемый «мозговой туман». В процессе старения нам требуется больше времени, чтобы выполнить простые задачи.

Такие изменения происходят очень медленно, поэтому незаметны для большинства людей. Но прогрессирование возрастных трансформаций может привести даже к провалам в памяти. Резкое изменение качества памяти – важный повод обратиться к врачу.

Если же вы регулярно стали забывать, где оставили ключи от машины или ваш кошелек, вы столкнулись со стандартными симптомами «старения памяти». В этом случае вам могут помочь различные добавки и изменение рациона питания.
 

5 лучших друзей для вашей памяти


Для работы мозга необходимы витамины A, C, D и B12, также потребуется магний и холин. Витамин C влияет на работу нейротрансмиттеров. Научно доказано, что гамма-аминомасляная кислота (ГАМК) и докозагексаеновая кислота (ДГК) – важнейшие питательные вещества для функции памяти. Ряд растительных препаратов успешно используются в медицине для поддержания мозга в тонусе. Это Гинкго билоба и гуперзин А.

Большинство витаминов и питательных веществ человек получает, если следит за своим питанием. Но в ряде случаев стоит воспользоваться диетическими добавками, чтобы помочь организму справиться с потенциальным старением мозга. Соблюдайте наличие в рационе следующих пяти основных элементов.

1. Магний

Этот минерал необходим для восприимчивости некоторых рецепторов мозга. По мнению ряда диетологов и врачей, магний стоит в первую очередь вводить в рацион тем, у кого появились проблемы с памятью.

В MIT в 2004 году провели исследование спинномозговой жидкости и обнаружили, что магний является ее важнейшим компонентом. Но ученые предупреждают, что далеко не все формы магния в добавках хорошо усваиваются организмом. Рекомендуется употреблять комплексные биодобавки с включением этого минерала, так как в продуктах питания из супермаркетов он практически полностью отсутствует.

2. Куркумин

Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе провел исследование, которое показало, что куркумин способен улучшать память и повышать настроение у людей с легкой возрастной потерей памяти. В тестах люди смогли улучшить состояние памяти, принимая по 90 мг куркумина 2 раза в день в течение 18-месячного периода. Улучшение составило 28%, что не так и мало с точки зрения медицины.

3. Витамин E

Это первый природный антиоксидант, который многие ученые связывают с улучшением когнитивных функций. Было доказано, что умеренная деменция может поддерживаться в безвредном для человека состоянии с помощью больших доз витамина E. Также журнал Nutrition опубликовал в 2014 году результаты исследования, которые показали что доза 2000 мг витамина E в сутки является безопасной для человека и не вызывает побочных эффектов. Этот элемент ощутимо замедляет старение мозга.

4. Жирные кислоты Омега-3

Омега-3 содержится в рыбе, орехах и ряде натуральных масел. Регулярное употребление таких продуктов – лучшая профилактика болезни Альцгеймера. Налаживая связь между нейронами, эти вещества предупреждают старение мозга.

Существуют разные добавки для улучшения когнитивных функций на основе жиров Омега-3. Лучшим и наиболее безопасным вариантом считается рыбий жир, но принимать его нужно в комплексе до месяца и внимательно наблюдать за результатами. Исследований в этой сфере пока недостаточно.

5. Ресвератрол

Исследования 2015 года подтвердили наличие этого редкого элемента в кожуре винограда и черники. Прием 200 мг этого вещества в течение 26 недель улучшил память пожилым людям без выраженных болезненных состояний. Приятная новость – ресвератрол содержится в красном вине в достаточно большом количестве.

Проводятся дополнительные исследования влияния данных веществ на мозг, но в целом положительный эффект уже доказан.
 

Как выбрать качественные препараты для улучшения памяти?  

Важно не попасть на подделку или изначальный обман при покупке диетических добавок. Приобретайте только те продукты, которые прошли проверку и безопасны для здоровья. 

Сомнительные неизвестные бренды редко предлагаю хорошую продукцию. Проверять нужно сертификацию, инструкцию, наличие лицензии на выпуск препарата (если это препарат), а также состояние упаковки. Любые признаки подделки должны сильно насторожить покупателя.

Если вы решили попить магний для профилактики мозговой деятельности, избегайте аспартама магния и глутамата. Эти вещества являются нейротоксинами, они лишь усугубят проблемы с памятью. Так что при выборе препаратов с магнием нужно обращать внимание на состав.

Выбирайте натуральные, а не синтетические витамины. Это позволит организму нормально усваивать полезные вещества без побочных эффектов. Синтетические витамины стоят дешевле, но они могут дать непредсказуемую реакцию организма.
 

Какие меры предосторожности следует соблюдать?


Рынок пищевых добавок очень слабо регулируется, поэтому сложно предсказать реакцию вашего организма на тот или иной препарат. К примеру, есть исследования, которые подтверждают повышенный риск смерти у людей, регулярно принимающих свыше 400 мг в день витамина E.

Некоторые биологически активные добавки взаимодействуют с лекарствами, это также нужно учитывать. К примеру, гинкго билоба негативно влияет на работу разжижающих кровь препаратов (аспирин), лекарств от повышенного артериального давления и антидепрессантов. Если вы принимаете постоянно определенные препараты, перед включением в рацион добавок стоит проконсультироваться с врачом.

Обязательно придерживайтесь дозировок, указанных в инструкции к приобретенным добавкам. Передозировка любого витамина может стать смертельно опасной для человека. Во время приема витаминов и добавок следует правильно питаться, не перегружать организм тяжелыми жирами, употреблять много овощей и фруктов. Естественные антиоксиданты помогут справиться даже с негативным воздействием некоторых препаратов и веществ.

 

Лекарства, улучшающие познание

Эти открытия могут принести огромную социальную пользу в дополнение к их влиянию на болезни и старение. Студенты могли бы лучше учиться. Улучшение памяти и навыков решения проблем может сделать работников более безопасными и продуктивными. Научные исследователи могли бы быстрее совершить прорыв. Политики могли бы более эффективно реагировать на кризисы. Однако разработка более мощных когнитивных улучшений также ставит серьезные задачи государственной политики.

Риск для здоровья

Будущие препараты для улучшения качества, как и некоторые из их нынешних аналогов, могут сопровождаться вредными побочными эффектами, включая токсичность и физическую или психологическую зависимость. Эти риски могут усугубляться длительным использованием, что может быть необходимо для достижения или поддержания желаемого эффекта усиления. Экзотические вмешательства, такие как генная инженерия, могут нанести особенно необычный ущерб. Например, сообщается, что генетически измененные «умные мыши» в Пенсильвании необычайно чувствительны к боли (Tang, Shimizu, and Tsien 2001; Wei et al.2001).

Опасения по поводу безопасности когнитивных улучшений будут усугубляться отсутствием данных о безопасности. Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах требует, чтобы производители доказали, что лекарства безопасны для использования по назначению (21 U.S.C. §355 [b] [1]). Производители могут решить получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для заявлений о повышении качества препаратов, первоначально разработанных для лечения когнитивных расстройств, и если они это сделают, им придется предоставить данные, подтверждающие, что препараты безопасны и эффективны для улучшения использовать.Например, компания Allergan первоначально получила одобрение FDA на продажу ботокса® для лечения блефароспазма, косоглазия и цервикальной дистонии, но затем представила данные, подтверждающие заявление о маркировке косметического использования «для временного улучшения внешнего вида от умеренных до сильных межбровных (хмурых) морщин». (Allergan 2004).

Закон разрешает врачам назначать лекарства, одобренные для одной цели, для любых других целей, даже если производитель не представил в FDA данных о безопасности или эффективности, подтверждающих так называемое использование не по назначению.Организованная медицина стойко защищает эту прерогативу как проявление профессиональной автономии в медицинской практике, область, которую FDA давно признало, выходит за рамки ее полномочий (Kessler 1989). Многие препараты широко используются не по назначению, не в терапевтических целях, включая препараты, улучшающие познавательные способности. Согласно собственным данным производителя, например, в США ежегодно выписывается почти 350 000 рецептов на лекарство для повышения настороженности модафинил, хотя единственным заболеванием, для лечения которого он был одобрен до недавнего времени, была нарколепсия, которой страдают только около 135 000 человек ( Цефалон 2003).Закон ограничивает возможность производителей продвигать препараты для использования не по назначению, но недавний случай, когда Warner-Lambert согласилась заплатить 430 миллионов долларов для урегулирования обвинений в продвижении Нейронтина® для несанкционированного использования (Министерство юстиции США, 2004 г.), демонстрирует, что тем не менее практика имеет место.

Можно рассчитывать на то, что врачи воздержатся от прописывания пациентам небезопасных или неэффективных средств улучшения когнитивных функций, а потребители могут избегать использования рискованных лекарств самостоятельно, но это предполагает, что врачи и общественность знали профили риска / пользы от продуктов, когда они использовались как улучшения.Некоторая общая информация о безопасности лекарств будет доступна из исследований в поддержку утвержденного использования, но могут возникнуть особые риски, если они будут использоваться в целях улучшения. Если производители не будут вынуждены проводить клинические исследования по использованию продуктов не по назначению, или если государственные испытания не будут финансироваться за счет собственных средств, эти риски не будут известны до тех пор, пока люди не начнут использовать продукты в качестве усовершенствований. FDA требует, чтобы производители уведомляли агентство о побочных эффектах, вызванных лекарствами, независимо от цели, для которой лекарство использовалось, но эти события, как полагают, значительно занижены (Lazarou, Pomeranz, and Corey, 1998).На врачей может быть предъявлен иск за злоупотребление служебным положением, если пациенты получили травмы от лекарств, не соответствующих установленным показателям, которые они прописали, но бремя доказывания того, что врач вел себя необоснованно, лежит на истце, и это будет трудно доказать в отсутствие данных, на основании которых присяжные могли бы пришли к выводу, что разумный врач должен был знать, что препарат безопасен на единиц или эффективен на единиц при . Лица, пострадавшие от лекарств, используемых для улучшения качества продукции не по прямому назначению, могут подать иски об ответственности за качество продукции против производителей, но недавнее разъяснение правил закона об ответственности за продукцию, которое объявляет препараты небезопасными по конструкции, только если они небезопасны для какой-либо группы пациентов (Американский институт права, 1998), может снизить вероятность успеха в будущем.

Другая причина, по которой данные о безопасности могут отсутствовать, заключается в том, что некоторые когнитивные улучшения, такие как гинкго билоба, могут продаваться в качестве пищевых добавок. Закон о санитарном просвещении по диетическим добавкам (21 USC §321) разрешает продажу продуктов без данных о безопасности, если они не утверждают, что лечат конкретное заболевание, имеют на этикетке отказ от ответственности, что они не одобрены FDA и являются принято устно (21 USC §321 [ff] [1]). В отличие от лекарств, спонсоры которых несут бремя доказательства того, что их продукты безопасны и эффективны, прежде чем они могут быть проданы, на FDA ложится бремя доказывания того, что пищевая добавка небезопасна, прежде чем оно сможет остановить продажу продукта.Более того, закон не требует от производителей пищевых добавок сообщать о побочных эффектах, а добровольная отчетность ограничена (U.S. General Accounting Office 2001).

Даже при наличии данных о безопасности, опыт применения повышающих работоспособность препаратов в спорте показывает, что люди могут использовать когнитивные улучшения, несмотря на риски, если они ожидают, что польза от них будет достаточно большой. Например, спортсмены используют анаболические стероиды, несмотря на заявления о том, что они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как сердечные приступы и рак печени (NIDA 2002).Один писатель сообщил, что более половины из 200 атлетов мирового уровня, с которыми он беседовал, сказали ему, что они будут принимать препарат, который позволит им выигрывать все соревнования в течение пяти лет, а затем убивают их (Информационный бюллетень любительской спортивной ассоциации, 2003 г.).

Лица, которые готовы торговать рисками для здоровья в обмен на когнитивные преимущества, особенно уязвимы для недобросовестных предпринимателей, которые искажают эффективность своих продуктов для улучшения когнитивных функций. Даже если неэффективные вещества не вредны, их покупка переводит богатство, часто от тех, кто меньше всего может себе это позволить, торгашам и мошенникам.Федеральная торговая комиссия имеет право наказывать рекламодателей, делающих ложные или вводящие в заблуждение заявления, но ее ресурсы чрезвычайно ограничены, особенно с учетом легкости, с которой товары можно продавать в Интернете.

Access

Еще одна проблема, вызываемая когнитивными улучшениями, - это несправедливость, которая могла бы возникнуть, если бы они не были широко доступны, и если бы только некоторые люди могли получить их в свои руки. Поставка может быть ограничена из-за ограничений FDA на отгрузку экспериментальных лекарств или контроля Управления по борьбе с наркотиками в отношении количества контролируемых веществ, которые могут производиться.Даже если бы существовал достаточный запас, FDA, вероятно, потребовало бы, чтобы новые лекарства от болезни Альцгеймера были доступны только по рецепту, и многие люди, особенно с низким доходом, не имеют доступа к личному врачу (Gold and Kuo 2003). Даже если у людей есть доступ к врачу, желающему прописать лекарство для улучшения состояния, стоимость может быть непомерно высокой. Розничная стоимость Арисепта, например, составляет около 1500 долларов в год (Senior Market Advisor 2002). Очевидно, возникнет черный рынок, но даже розничная цена может оказаться слишком высокой для многих.

Возможно, стоимость улучшения когнитивных способностей может покрываться за счет медицинского страхования. Врачи могут захотеть прописать терапевтические препараты когнитивно здоровым пациентам и подать заявки на лечение когнитивных нарушений. Более того, может быть трудно провести различие между терапевтическим и улучшающим использованием (Buchanan et al. 2000; Parens 1998; Whitehouse at al. 1997). Предположим для обсуждения, что IQ является достоверной мерой когнитивных способностей, будет ли препарат, повышающий IQ, «терапевтическим» для всех, чей IQ был ниже среднего популяции? Для всех, у кого IQ был ниже максимально измеримого? Поскольку когнитивные способности, по-видимому, частично зависят от генетических способностей человека, следует ли считать неоптимальные когнитивные способности генетическим дефектом? Более того, у многих людей с возрастом наблюдается умеренная когнитивная деградация.Это привело к диагностической категории «легкие когнитивные нарушения» (MCI), которая была произвольно определена как человек, результаты которого по нейропсихологическим тестам превышают 1,5 стандартных отклонения от возрастных норм (Petersen et al. 1999). Это автоматически превращает приблизительно 1 750 000 человек в Соединенных Штатах в лиц, страдающих MCI. Более того, есть свидетельства того, что когнитивное ухудшение, связанное с возрастом, начинается примерно в 30 лет (Victoroff 2000). Если это так, то любой человек старше этого возраста может считаться умственно отсталым.

Медицинские страховые компании могут быть готовы принять во внимание эту диагностическую проблему и покрыть лекарства, улучшающие когнитивные функции, для большого процента своих застрахованных. Но стоимость может быть настолько велика, что планы могут отказать в расширении своего охвата за пределы узкого набора крайних случаев или вообще отказаться от покрытия определенных методов, точно так же, как некоторые планы не оплачивают виагру® (Klein and Sturm 2002). Хотя люди, страдающие когнитивной дисфункцией, могут считаться инвалидами, как это определено в Законе об американцах с ограниченными возможностями, суды истолковали закон, позволяя страховщикам отказываться от покрытия целых категорий лиц с ограниченными возможностями (например,g., Doe v. Mutual of Omaha , 179 F.3d 557 [7th Cir. 1999]). Законодательные органы штатов могут отреагировать, приняв так называемые государственные мандаты - законы штата, требующие от страховщиков покрывать определенные услуги, такие как реконструкция груди после мастэктомии, - но из-за упреждения Законом о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) эти законы не распространяются на работодателей. планы медицинского страхования с самострахованием, по которым большинство людей получают частное медицинское страхование. Короче говоря, многие люди, имеющие медицинскую страховку, могут не иметь покрытия на дорогостоящие препараты, улучшающие когнитивные функции.И это без учета примерно 40 миллионов американцев, которые вообще не имеют медицинской страховки.

Тогда представьте себе общество, в котором единственные люди, которые могут получить новые мощные когнитивные улучшения, - это те, у кого есть доступ к послушным врачам и ресурсы, чтобы покрыть расходы из собственного кармана. Когнитивные улучшения будут доступны только богатым или, если их стоимость будет достаточно скромной, всем, кроме бедных. Те, кто уже был относительно лучше, получат преимущество в улучшении когнитивных функций.Менее обеспеченные будут все больше и больше отставать.

Тем не менее, наша система допускает другие источники неравенства. Зачем нам беспокоиться об улучшении когнитивных способностей, если мы позволяем людям извлекать выгоду из таких преимуществ, как природный талант и удача, включая удачу в виде унаследования богатства или получения социальных связей через семью? Один из ответов заключается в том, что когнитивное развитие может быть настолько мощным детерминантом социального успеха, что подорвет основы нашего либерального, демократического общества (Mehlman 1999, 2000, 2003).Но даже если бы мы могли приспособиться к социальному неравенству, возникшему в результате когнитивных улучшений, вопрос в том, должны ли мы это делать.

Этически приемлемо ли улучшение когнитивных способностей?

Для ответа на этот вопрос лучше всего вернуться к аналогии с препаратами, повышающими спортивную результативность, в спорте. Противники употребления наркотиков в спорте возражают не только против рисков для здоровья и несправедливости, если только некоторые спортсмены могут их получить, но и против фундаментальной несовместимости между наркотиками и спортом.Согласно этой точке зрения, спорт ценит только определенные факторы: решимость, усилия, природный талант и удачу. Спортсменка, которая побеждает, потому что она стремится к успеху, проводит бесконечные часы в тренировках и тренировках, обладает врожденными спортивными способностями и наслаждается удачей, например, имея богатых, поддерживающих родителей и избежав травм, имеет право на ее медаль. Ее победа заслуженная, достойная, «достоверная». И наоборот, медаль, выигранная спортсменом, употребляющим наркотики, не заслужена; ее достижение «недостоверно».”

Смежный аргумент состоит в том, что употребление наркотиков противоречит правилам спорта. Следовательно, спортсмены, употребляющие наркотики, обманывают, точно так же, как бейсболист, который «закупоривает» биту, или марафонец, который начинает свой забег, выскальзывая на поле на полпути. Причем не имеет значения, почему правила запрещают наркотики. Организаторы и участники могут быть обеспокоены опасностями, связанными с лекарствами, обеспокоенными тем, что некоторые спортсмены могут не иметь к ним доступа, полагать, что достижения, вызванные приемом лекарств, являются недостоверными, или им просто не нравится идея людей, использующих наркотики в нетерапевтических целях.Дело в том, что правила спорта могут быть и часто бывают полностью произвольными. Почему в бейсбол разрешается выходить на поле только девять игроков вместо пяти или 11? Даже правила, основанные на безопасности, оказываются в высшей степени произвольными, поскольку трудно объяснить, почему спортсменам следует разрешать принимать риск травмы, присущий спорту, но не разрешается принимать сопоставимые риски от наркотиков. Тем не менее, для спорта вполне уместно и действительно необходимо обеспечивать соблюдение своих правил, поскольку в спорт нужно играть в рамках правил, чтобы он имел значение как вид спорта.

В детстве вы, возможно, пытались сыграть в игру, в которой отдельные игроки придумывали правила, которые им подходили; без сомнения, вы быстро отказались от него, разочаровавшись в его бессмысленности. Вспомните игру в крокет Королевы Червей в игре Alice in Wonderland .

Правила спорта и игр могут занять такую ​​же произвольную позицию, когда дело касается улучшения когнитивных способностей. Международное олимпийское движение полностью решает запретить амфетамины одновременно с тем, чтобы разрешить мотивационное консультирование, или же Испанская шахматная федерация должна запретить употребление кофеина в больших количествах одновременно с продолжением вдыхания. неограниченного количества ароматического никотина за пределами игрового зала (Associated Press, 1999; World Chess Federation, 2004).В самом деле, было бы интересно посмотреть, сможет ли полностью усовершенствованный шахматист-человек обыграть самый мощный компьютер.

А как насчет спорта и игр вне дома? Следует ли запретить когнитивные улучшения на других соревнованиях, в которых их использование может быть выгодным, например, на школьных экзаменах и вступительных испытаниях, или на рабочем месте? Должны ли правила произвольно запрещать людям добровольно получать преимущество от приема относительно безопасных, широко доступных усиливающих препаратов, в то же время позволяя им получать прибыль от лечебных курсов и курсов подготовки к экзаменам или от репетиторов или отправлять своих детей в частные школы?

Один из ответов может заключаться в том, что когнитивные улучшения могут быть выделены для возражения, потому что они не являются естественными, обычными или традиционными.Но ясно, что тот факт, что что-то происходит в природе, не означает, что это хорошо или желательно. Многие бедствия человечества, от наводнений и голода до болезни Альцгеймера и рака, являются естественными явлениями, но мы не возражаем против таких мер по борьбе с ними, как мешки с песком, гуманитарная продовольственная помощь, Aricept® или эффективная химиотерапия. Точно так же тот факт, что что-то не происходит в природе, не делает ее плохой, иначе мы бы отказались от всего, от обуви до колеса. Более того, некоторые вещества, используемые для улучшения когнитивных функций, такие как кофеин, гинкго билоба и никотин, действительно встречаются в природе.Мнение о том, что препараты для улучшения когнитивных функций плохи, потому что они не являются общепринятыми или традиционными, также неубедительно. Кофеин использовался веками. Также нет никаких очевидных причин, по которым что-то, что существует уже некоторое время - например, курсы скорочтения - следует принимать, но новую таблетку - скажем, повторяющую эффект таких курсов - следует рассматривать как зло.

Второе возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, может заключаться в том, что они являются «наркотиками». Этот аргумент связывает препараты, улучшающие работоспособность, с незаконным употреблением наркотиков «в развлекательных целях» и наркоманией.Но, как отмечалось ранее, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть совершенно законными (потому что они являются диетическими добавками, имеют одобрение FDA для улучшения или прописаны для использования не по назначению). Очевидно, что нет ничего «оскорбительного» в людях, желающих улучшить свои когнитивные способности, и, за исключением того, например, кто принимает лекарство, улучшающее когнитивные способности, просто для решения кроссворда New York Times , использование когнитивных улучшений не будет развлекательным (при условии, что с отдыхом что-то не так).Как и некоторые виды запрещенных наркотиков, эти наркотики могут быть нежелательными, если они небезопасны или вызывают привыкание, но это не относится ко всем наркотикам, и нет никаких оснований полагать, что это верно или присуще наркотикам, улучшающим когнитивные функции, в специфический. Могут возникнуть опасения, если прием препаратов, улучшающих когнитивные функции, приведет к использованию более отвратительных препаратов, но это еще одно эмпирическое утверждение, а не необходимая характеристика улучшения когнитивных функций.

Третье возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, состоит в том, что достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания и, следовательно, не заслуживают вознаграждения.Что-то можно заработать разными способами, в том числе тяжелым трудом, самопожертвованием или добротой по отношению к другим. Если бы в лекарствах, улучшающих когнитивные функции, не было необходимости, то, как утверждают авторы, достижения, достигнутые с их помощью, не заслужили бы.

Однако этот аргумент имеет ряд недостатков. Во-первых, покупатели могли получить деньги для покупки когнитивных улучшений благодаря упорному труду и самопожертвованию. Во-вторых, пользователь должен решить, какие задачи выполнять, и поэтому решение сделать что-то достойное похвалы, а не, скажем, использовать наркотики для совершения преступлений или других форм нечестной выгоды, дает заслуги.В-третьих, людям, вероятно, придется приложить определенные усилия, чтобы добиться результатов, даже если они принимают усиливающие препараты. Например, спортсмены, принимающие стероиды, должны по-прежнему очень много работать, чтобы быть конкурентоспособными. В-четвертых, мы вознаграждаем за достижения, которые являются результатом незаслуженных природных талантов и удачи (кроме тех, кто верит, что они являются наградой от Бога за добрые дела и чистую жизнь).

Помимо спорта и игр, кажется, есть только одна область, в которой использование когнитивных улучшений может быть нежелательным.Это искусство, в котором то, как оно создается (его артистизм), может иметь такое же значение, как и результат. Некоторые люди ценят объект, потому что, например, он сделан вручную, даже если он выглядит и функционирует так же, как объект, сделанный машиной. Если предположить, что компьютер может написать хорошую книгу, тот факт, что она была написана компьютером, может оттолкнуть некоторых людей. Слушатели могут критиковать музыканта, который использует пропранолол, бета-блокатор, который снижает беспокойство по поводу выступления (Брантиган, Брантиган и Джозеф, 1982), даже если препарат используется вне соревнований.

Если препараты, улучшающие когнитивные способности, оказывают положительное влияние на художественные способности, что вполне может иметь место, их могут обвинить в искажении эстетической ценности произведенного искусства.

Но это подводит нас к ключевому моменту: помимо спорта, игр и, возможно, искусства, когнитивные достижения ценятся прежде всего за социальные выгоды, которые они приносят, а не за то, как они достигаются. Если у когнитивных достижений есть эстетическое измерение, любая потеря эстетической ценности легко перевешивается социальной ценностью достижения.Одаренный композитор, который в мгновение ока сочиняет красивую симфонию, или вундеркинд, сочиняющий очаровательную сонату с небольшим формальным обучением, сочиняет столь же ценное произведение, как и тот, кто годами учился музыке или трудился над партитурой полдвухи. продолжительность жизни. Изобретатель экологически чистого автомобильного двигателя получает те же финансовые выгоды от своего патента, если ее прорыв произошел случайно, чем если бы он стал результатом кропотливых экспериментов. Если не считать незаконного присвоения чужой работы, важна ценность результатов.Это также не предосудительный случай, когда цели оправдывают средства; исключительные способности или случайное открытие не причиняют никакого вреда, за исключением, возможно, зависти, которая, возможно, вызвана любым достижением, в том числе тем, которое заслужено тяжелым трудом.

Тогда возникает вопрос, является ли использование препаратов, улучшающих когнитивные способности, вне спорта, игр и искусства аналогом социально неприемлемого воровства или социально вознаграждаемым природным талантам или удаче. Ответ кажется очевидным: вы заслуживаете Нобелевской премии, если откроете лекарство от рака, независимо от того, делаете ли вы это с помощью лекарств, улучшающих когнитивные функции.За пределами области определенных игр, спорта и искусства в улучшении когнитивных функций нет ничего плохого.

Однако это не означает, что новые мощные лекарства, улучшающие когнитивные функции, будут легко приняты. Они изменят фундаментальный аспект американского общества, добавив к рецепту социального успеха четвертый ингредиент в дополнение к природному таланту, удаче и проявлениям воли, таким как усилия и самопожертвование. Новый режим будет особенно дезориентировать из-за исключительной роли, которую старая формула сыграла в развитии американского общества.Вместо старого аристократического рецепта успеха, основанного в основном на происхождении, Америка со времен своей Революции приняла структуру вознаграждения, основанную на «заслугах». Сын фермера мог стать президентом. В книгах Горацио Алджера любой, кто достаточно старался, мог стать богатым. Структура вознаграждения, основанная на заслугах, произвела революцию в американском обществе, позволила нации поглощать волны иммигрантов и получать прибыль от них и стала основой западной либеральной демократии, которую Фрэнсис Фукуяма назвал «последней формой человеческого правления» (Fukuyama 1989, 4). .

Тем не менее, существует ряд веских причин, по которым мы должны изменить формулу успеха, чтобы учесть когнитивные улучшения. Во-первых, их использование было бы слишком сложно предотвратить. Как обсуждалось ранее, в соответствии с действующим законодательством некоторые из них могут продаваться в качестве пищевых добавок или, если лекарства отпускаются по рецепту, одобрены для использования в качестве улучшающих свойств или прописаны для использования в несанкционированных целях. Когнитивные улучшения как класс могут подвергаться особым запретам. Поправка к Федеральному закону о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах, которую Конгресс принял в 1994 году, например, объявляет федеральным уголовным преступлением распространение человеческого гормона роста «для любого использования у людей, кроме лечения болезни или другого признанного медицинского состояния». (21 U.S.C. §333). Конгресс также может запретить продажу препаратов, улучшающих когнитивные способности, в качестве пищевых добавок. Однако любые изменения в законе должны преодолевать мощные диетические добавки и лобби врачей. Как и анаболические стероиды, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть классифицированы как контролируемые вещества, и врачам может быть запрещено назначать их в немедицинских целях. Но Закон о контролируемых веществах разрешает правительству относить терапевтические препараты к контролируемым веществам только в том случае, если они потенциально опасны и могут привести к физической или психологической зависимости (21 U.S.C. §812). Даже если повторное употребление наркотика для достижения или поддержания улучшенных когнитивных способностей может квалифицироваться как психологическая зависимость, оно может не привести к физической зависимости, и некоторые препараты для повышения познавательной способности можно принимать только время от времени, а не повторно. Более того, правительству было бы трудно утверждать, что повышение когнитивных способностей было злоупотреблением, особенно с учетом законности кофеина и никотина. В любом случае эти крайне ограничительные подходы требуют, чтобы врачи и сотрудники правоохранительных органов были в состоянии легко различать законное терапевтическое и незаконное использование одних и тех же веществ для улучшения; тем не менее, как указывалось ранее, это различие крайне неуловимо.Правительство могло бы попытаться назначить произвольное ограничение, чтобы только люди ниже определенного уровня производительности могли законно применять улучшения, но политикам было бы трудно поддерживать такое произвольное решение против политического давления и конституционных вызовов, особенно если эти наркотики значительно способствовали когнитивные достижения. Единственный способ избежать различия между терапевтическим и улучшающим использованием - это полностью запретить усиливающие вещества, то есть как для усиления, так и для терапевтического использования.Но, учитывая тот факт, что большинство этих веществ будут разработаны в первую очередь для лечения ужасных болезней, таких как болезнь Альцгеймера, это политически немыслимо.

В любом случае закон, запрещающий продукты, улучшающие когнитивные способности, будет практически не имеющим силы. Несомненно, возникнет черный рынок. Правительство могло бы попытаться воспрепятствовать производству, распространению и хранению этих продуктов так же, как оно пытается остановить наркотики, такие как марихуана и кокаин, но, вероятно, добьется такого же печального успеха.Более того, верховенство закона в этой стране меньше всего нуждается в том, чтобы огромная часть населения превратилась в преступников, потому что они пытаются стать более продуктивными на работе или лучше учиться в школе. Наконец, поскольку основной мотивацией для запрета относительно безопасных когнитивных улучшений было бы предотвращение получения людьми несправедливого или незаслуженного преимущества при конкуренции с непользователями, закон должен был бы предотвращать не только производство, распространение и владение этими продуктами, но и их использование в конкурентных ситуациях.Другими словами, правительству придется провести программу тестирования на наркотики, подобную Олимпиаде, только гораздо более масштабную и дорогостоящую.

Помимо того факта, что предотвратить это практически невозможно, существует еще более веская причина, по которой общество должно разрешить использование когнитивных улучшений. Если бы они были действительно безопасными и эффективными, они принесли бы значительную пользу обществу. Мы хотим, чтобы наши исследователи рака имели доступ ко всему, что поможет им найти лекарство, нашим пилотам - лучше реагировать на внезапные чрезвычайные ситуации, а нашим солдатам - лучше защитить себя и выполнять свои задачи.Запрет на когнитивные улучшения был бы плохой политикой, потому что лишил бы общество неизмеримых благ.

Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, как получить максимальную пользу от когнитивных улучшений, но минимизировать вред.

Лекарства, улучшающие познание

Эти открытия могут принести огромную социальную пользу в дополнение к их влиянию на болезни и старение. Студенты могли бы лучше учиться. Улучшение памяти и навыков решения проблем может сделать работников более безопасными и продуктивными.Научные исследователи могли бы быстрее совершить прорыв. Политики могли бы более эффективно реагировать на кризисы. Однако разработка более мощных когнитивных улучшений также ставит серьезные задачи государственной политики.

Риск для здоровья

Будущие препараты для улучшения качества, как и некоторые из их нынешних аналогов, могут сопровождаться вредными побочными эффектами, включая токсичность и физическую или психологическую зависимость. Эти риски могут усугубляться длительным использованием, что может быть необходимо для достижения или поддержания желаемого эффекта усиления.Экзотические вмешательства, такие как генная инженерия, могут нанести особенно необычный ущерб. Например, сообщается, что генетически измененные «умные мыши» в Пенсильвании необычайно чувствительны к боли (Tang, Shimizu, and Tsien 2001; Wei et al. 2001).

Опасения по поводу безопасности когнитивных улучшений будут усугубляться отсутствием данных о безопасности. Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах требует, чтобы производители доказали, что лекарства безопасны для использования по назначению (21 U.S.C. §355 [b] [1]).Производители могут решить получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для заявлений о повышении качества препаратов, первоначально разработанных для лечения когнитивных расстройств, и если они это сделают, им придется предоставить данные, подтверждающие, что препараты безопасны и эффективны для улучшения использовать. Например, компания Allergan первоначально получила одобрение FDA на продажу ботокса® для лечения блефароспазма, косоглазия и цервикальной дистонии, но затем представила данные, подтверждающие заявление о маркировке косметического использования «для временного улучшения внешнего вида от умеренных до сильных межбровных (хмурых) морщин». (Allergan 2004).

Закон разрешает врачам назначать лекарства, одобренные для одной цели, для любых других целей, даже если производитель не представил в FDA данных о безопасности или эффективности, подтверждающих так называемое использование не по назначению. Организованная медицина стойко защищает эту прерогативу как проявление профессиональной автономии в медицинской практике, область, которую FDA давно признало, выходит за рамки ее полномочий (Kessler 1989). Многие препараты широко используются не по назначению, не в терапевтических целях, включая препараты, улучшающие познавательные способности.Согласно собственным данным производителя, например, в США ежегодно выписывается почти 350 000 рецептов на лекарство для повышения настороженности модафинил, хотя единственным заболеванием, для лечения которого он был одобрен до недавнего времени, была нарколепсия, которой страдают только около 135 000 человек ( Цефалон 2003). Закон ограничивает возможность производителей продвигать препараты для использования не по назначению, но недавний случай, когда Warner-Lambert согласилась заплатить 430 миллионов долларов для урегулирования обвинений в продвижении Neurontin® для несанкционированного использования (U.S. Department of Justice 2004) демонстрирует, что практика тем не менее имеет место.

Можно рассчитывать на то, что врачи воздержатся от прописывания пациентам небезопасных или неэффективных средств улучшения когнитивных функций, а потребители могут избегать использования рискованных лекарств самостоятельно, но это предполагает, что врачи и общественность знали профили риска / пользы от продуктов, когда они использовались как улучшения. Некоторая общая информация о безопасности лекарств будет доступна из исследований в поддержку утвержденного использования, но могут возникнуть особые риски, если они будут использоваться в целях улучшения.Если производители не будут вынуждены проводить клинические исследования по использованию продуктов не по назначению, или если государственные испытания не будут финансироваться за счет собственных средств, эти риски не будут известны до тех пор, пока люди не начнут использовать продукты в качестве усовершенствований. FDA требует, чтобы производители уведомляли агентство о побочных эффектах, вызванных лекарствами, независимо от цели, для которой лекарство использовалось, но эти события, как полагают, значительно занижены (Lazarou, Pomeranz, and Corey, 1998). На врачей может быть предъявлен иск за злоупотребление служебным положением, если пациенты получили травмы от лекарств, не соответствующих установленным показателям, которые они прописали, но бремя доказывания того, что врач вел себя необоснованно, лежит на истце, и это будет трудно доказать в отсутствие данных, на основании которых присяжные могли бы пришли к выводу, что разумный врач должен был знать, что препарат безопасен на единиц или эффективен на единиц при .Лица, пострадавшие от лекарств, используемых для улучшения качества продукции не по прямому назначению, могут подать иски об ответственности за качество продукции против производителей, но недавнее разъяснение правил закона об ответственности за продукцию, которое объявляет препараты небезопасными по конструкции, только если они небезопасны для какой-либо группы пациентов (Американский институт права, 1998), может снизить вероятность успеха в будущем.

Другая причина, по которой данные о безопасности могут отсутствовать, заключается в том, что некоторые когнитивные улучшения, такие как гинкго билоба, могут продаваться в качестве пищевых добавок.Закон о санитарном просвещении по диетическим добавкам (21 USC §321) разрешает продажу продуктов без данных о безопасности, если они не утверждают, что лечат конкретное заболевание, имеют на этикетке отказ от ответственности, что они не одобрены FDA и являются принято устно (21 USC §321 [ff] [1]). В отличие от лекарств, спонсоры которых несут бремя доказательства того, что их продукты безопасны и эффективны, прежде чем они могут быть проданы, на FDA ложится бремя доказывания того, что пищевая добавка небезопасна, прежде чем оно сможет остановить продажу продукта.Более того, закон не требует от производителей пищевых добавок сообщать о побочных эффектах, а добровольная отчетность ограничена (U.S. General Accounting Office 2001).

Даже при наличии данных о безопасности, опыт применения повышающих работоспособность препаратов в спорте показывает, что люди могут использовать когнитивные улучшения, несмотря на риски, если они ожидают, что польза от них будет достаточно большой. Например, спортсмены используют анаболические стероиды, несмотря на заявления о том, что они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как сердечные приступы и рак печени (NIDA 2002).Один писатель сообщил, что более половины из 200 атлетов мирового уровня, с которыми он беседовал, сказали ему, что они будут принимать препарат, который позволит им выигрывать все соревнования в течение пяти лет, а затем убивают их (Информационный бюллетень любительской спортивной ассоциации, 2003 г.).

Лица, которые готовы торговать рисками для здоровья в обмен на когнитивные преимущества, особенно уязвимы для недобросовестных предпринимателей, которые искажают эффективность своих продуктов для улучшения когнитивных функций. Даже если неэффективные вещества не вредны, их покупка переводит богатство, часто от тех, кто меньше всего может себе это позволить, торгашам и мошенникам.Федеральная торговая комиссия имеет право наказывать рекламодателей, делающих ложные или вводящие в заблуждение заявления, но ее ресурсы чрезвычайно ограничены, особенно с учетом легкости, с которой товары можно продавать в Интернете.

Access

Еще одна проблема, вызываемая когнитивными улучшениями, - это несправедливость, которая могла бы возникнуть, если бы они не были широко доступны, и если бы только некоторые люди могли получить их в свои руки. Поставка может быть ограничена из-за ограничений FDA на отгрузку экспериментальных лекарств или контроля Управления по борьбе с наркотиками в отношении количества контролируемых веществ, которые могут производиться.Даже если бы существовал достаточный запас, FDA, вероятно, потребовало бы, чтобы новые лекарства от болезни Альцгеймера были доступны только по рецепту, и многие люди, особенно с низким доходом, не имеют доступа к личному врачу (Gold and Kuo 2003). Даже если у людей есть доступ к врачу, желающему прописать лекарство для улучшения состояния, стоимость может быть непомерно высокой. Розничная стоимость Арисепта, например, составляет около 1500 долларов в год (Senior Market Advisor 2002). Очевидно, возникнет черный рынок, но даже розничная цена может оказаться слишком высокой для многих.

Возможно, стоимость улучшения когнитивных способностей может покрываться за счет медицинского страхования. Врачи могут захотеть прописать терапевтические препараты когнитивно здоровым пациентам и подать заявки на лечение когнитивных нарушений. Более того, может быть трудно провести различие между терапевтическим и улучшающим использованием (Buchanan et al. 2000; Parens 1998; Whitehouse at al. 1997). Предположим для обсуждения, что IQ является достоверной мерой когнитивных способностей, будет ли препарат, повышающий IQ, «терапевтическим» для всех, чей IQ был ниже среднего популяции? Для всех, у кого IQ был ниже максимально измеримого? Поскольку когнитивные способности, по-видимому, частично зависят от генетических способностей человека, следует ли считать неоптимальные когнитивные способности генетическим дефектом? Более того, у многих людей с возрастом наблюдается умеренная когнитивная деградация.Это привело к диагностической категории «легкие когнитивные нарушения» (MCI), которая была произвольно определена как человек, результаты которого по нейропсихологическим тестам превышают 1,5 стандартных отклонения от возрастных норм (Petersen et al. 1999). Это автоматически превращает приблизительно 1 750 000 человек в Соединенных Штатах в лиц, страдающих MCI. Более того, есть свидетельства того, что когнитивное ухудшение, связанное с возрастом, начинается примерно в 30 лет (Victoroff 2000). Если это так, то любой человек старше этого возраста может считаться умственно отсталым.

Медицинские страховые компании могут быть готовы принять во внимание эту диагностическую проблему и покрыть лекарства, улучшающие когнитивные функции, для большого процента своих застрахованных. Но стоимость может быть настолько велика, что планы могут отказать в расширении своего охвата за пределы узкого набора крайних случаев или вообще отказаться от покрытия определенных методов, точно так же, как некоторые планы не оплачивают виагру® (Klein and Sturm 2002). Хотя люди, страдающие когнитивной дисфункцией, могут считаться инвалидами, как это определено в Законе об американцах с ограниченными возможностями, суды истолковали закон, позволяя страховщикам отказываться от покрытия целых категорий лиц с ограниченными возможностями (например,g., Doe v. Mutual of Omaha , 179 F.3d 557 [7th Cir. 1999]). Законодательные органы штатов могут отреагировать, приняв так называемые государственные мандаты - законы штата, требующие от страховщиков покрывать определенные услуги, такие как реконструкция груди после мастэктомии, - но из-за упреждения Законом о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) эти законы не распространяются на работодателей. планы медицинского страхования с самострахованием, по которым большинство людей получают частное медицинское страхование. Короче говоря, многие люди, имеющие медицинскую страховку, могут не иметь покрытия на дорогостоящие препараты, улучшающие когнитивные функции.И это без учета примерно 40 миллионов американцев, которые вообще не имеют медицинской страховки.

Тогда представьте себе общество, в котором единственные люди, которые могут получить новые мощные когнитивные улучшения, - это те, у кого есть доступ к послушным врачам и ресурсы, чтобы покрыть расходы из собственного кармана. Когнитивные улучшения будут доступны только богатым или, если их стоимость будет достаточно скромной, всем, кроме бедных. Те, кто уже был относительно лучше, получат преимущество в улучшении когнитивных функций.Менее обеспеченные будут все больше и больше отставать.

Тем не менее, наша система допускает другие источники неравенства. Зачем нам беспокоиться об улучшении когнитивных способностей, если мы позволяем людям извлекать выгоду из таких преимуществ, как природный талант и удача, включая удачу в виде унаследования богатства или получения социальных связей через семью? Один из ответов заключается в том, что когнитивное развитие может быть настолько мощным детерминантом социального успеха, что подорвет основы нашего либерального, демократического общества (Mehlman 1999, 2000, 2003).Но даже если бы мы могли приспособиться к социальному неравенству, возникшему в результате когнитивных улучшений, вопрос в том, должны ли мы это делать.

Этически приемлемо ли улучшение когнитивных способностей?

Для ответа на этот вопрос лучше всего вернуться к аналогии с препаратами, повышающими спортивную результативность, в спорте. Противники употребления наркотиков в спорте возражают не только против рисков для здоровья и несправедливости, если только некоторые спортсмены могут их получить, но и против фундаментальной несовместимости между наркотиками и спортом.Согласно этой точке зрения, спорт ценит только определенные факторы: решимость, усилия, природный талант и удачу. Спортсменка, которая побеждает, потому что она стремится к успеху, проводит бесконечные часы в тренировках и тренировках, обладает врожденными спортивными способностями и наслаждается удачей, например, имея богатых, поддерживающих родителей и избежав травм, имеет право на ее медаль. Ее победа заслуженная, достойная, «достоверная». И наоборот, медаль, выигранная спортсменом, употребляющим наркотики, не заслужена; ее достижение «недостоверно».”

Смежный аргумент состоит в том, что употребление наркотиков противоречит правилам спорта. Следовательно, спортсмены, употребляющие наркотики, обманывают, точно так же, как бейсболист, который «закупоривает» биту, или марафонец, который начинает свой забег, выскальзывая на поле на полпути. Причем не имеет значения, почему правила запрещают наркотики. Организаторы и участники могут быть обеспокоены опасностями, связанными с лекарствами, обеспокоенными тем, что некоторые спортсмены могут не иметь к ним доступа, полагать, что достижения, вызванные приемом лекарств, являются недостоверными, или им просто не нравится идея людей, использующих наркотики в нетерапевтических целях.Дело в том, что правила спорта могут быть и часто бывают полностью произвольными. Почему в бейсбол разрешается выходить на поле только девять игроков вместо пяти или 11? Даже правила, основанные на безопасности, оказываются в высшей степени произвольными, поскольку трудно объяснить, почему спортсменам следует разрешать принимать риск травмы, присущий спорту, но не разрешается принимать сопоставимые риски от наркотиков. Тем не менее, для спорта вполне уместно и действительно необходимо обеспечивать соблюдение своих правил, поскольку в спорт нужно играть в рамках правил, чтобы он имел значение как вид спорта.

В детстве вы, возможно, пытались сыграть в игру, в которой отдельные игроки придумывали правила, которые им подходили; без сомнения, вы быстро отказались от него, разочаровавшись в его бессмысленности. Вспомните игру в крокет Королевы Червей в игре Alice in Wonderland .

Правила спорта и игр могут занять такую ​​же произвольную позицию, когда дело касается улучшения когнитивных способностей. Международное олимпийское движение полностью решает запретить амфетамины одновременно с тем, чтобы разрешить мотивационное консультирование, или же Испанская шахматная федерация должна запретить употребление кофеина в больших количествах одновременно с продолжением вдыхания. неограниченного количества ароматического никотина за пределами игрового зала (Associated Press, 1999; World Chess Federation, 2004).В самом деле, было бы интересно посмотреть, сможет ли полностью усовершенствованный шахматист-человек обыграть самый мощный компьютер.

А как насчет спорта и игр вне дома? Следует ли запретить когнитивные улучшения на других соревнованиях, в которых их использование может быть выгодным, например, на школьных экзаменах и вступительных испытаниях, или на рабочем месте? Должны ли правила произвольно запрещать людям добровольно получать преимущество от приема относительно безопасных, широко доступных усиливающих препаратов, в то же время позволяя им получать прибыль от лечебных курсов и курсов подготовки к экзаменам или от репетиторов или отправлять своих детей в частные школы?

Один из ответов может заключаться в том, что когнитивные улучшения могут быть выделены для возражения, потому что они не являются естественными, обычными или традиционными.Но ясно, что тот факт, что что-то происходит в природе, не означает, что это хорошо или желательно. Многие бедствия человечества, от наводнений и голода до болезни Альцгеймера и рака, являются естественными явлениями, но мы не возражаем против таких мер по борьбе с ними, как мешки с песком, гуманитарная продовольственная помощь, Aricept® или эффективная химиотерапия. Точно так же тот факт, что что-то не происходит в природе, не делает ее плохой, иначе мы бы отказались от всего, от обуви до колеса. Более того, некоторые вещества, используемые для улучшения когнитивных функций, такие как кофеин, гинкго билоба и никотин, действительно встречаются в природе.Мнение о том, что препараты для улучшения когнитивных функций плохи, потому что они не являются общепринятыми или традиционными, также неубедительно. Кофеин использовался веками. Также нет никаких очевидных причин, по которым что-то, что существует уже некоторое время - например, курсы скорочтения - следует принимать, но новую таблетку - скажем, повторяющую эффект таких курсов - следует рассматривать как зло.

Второе возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, может заключаться в том, что они являются «наркотиками». Этот аргумент связывает препараты, улучшающие работоспособность, с незаконным употреблением наркотиков «в развлекательных целях» и наркоманией.Но, как отмечалось ранее, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть совершенно законными (потому что они являются диетическими добавками, имеют одобрение FDA для улучшения или прописаны для использования не по назначению). Очевидно, что нет ничего «оскорбительного» в людях, желающих улучшить свои когнитивные способности, и, за исключением того, например, кто принимает лекарство, улучшающее когнитивные способности, просто для решения кроссворда New York Times , использование когнитивных улучшений не будет развлекательным (при условии, что с отдыхом что-то не так).Как и некоторые виды запрещенных наркотиков, эти наркотики могут быть нежелательными, если они небезопасны или вызывают привыкание, но это не относится ко всем наркотикам, и нет никаких оснований полагать, что это верно или присуще наркотикам, улучшающим когнитивные функции, в специфический. Могут возникнуть опасения, если прием препаратов, улучшающих когнитивные функции, приведет к использованию более отвратительных препаратов, но это еще одно эмпирическое утверждение, а не необходимая характеристика улучшения когнитивных функций.

Третье возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, состоит в том, что достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания и, следовательно, не заслуживают вознаграждения.Что-то можно заработать разными способами, в том числе тяжелым трудом, самопожертвованием или добротой по отношению к другим. Если бы в лекарствах, улучшающих когнитивные функции, не было необходимости, то, как утверждают авторы, достижения, достигнутые с их помощью, не заслужили бы.

Однако этот аргумент имеет ряд недостатков. Во-первых, покупатели могли получить деньги для покупки когнитивных улучшений благодаря упорному труду и самопожертвованию. Во-вторых, пользователь должен решить, какие задачи выполнять, и поэтому решение сделать что-то достойное похвалы, а не, скажем, использовать наркотики для совершения преступлений или других форм нечестной выгоды, дает заслуги.В-третьих, людям, вероятно, придется приложить определенные усилия, чтобы добиться результатов, даже если они принимают усиливающие препараты. Например, спортсмены, принимающие стероиды, должны по-прежнему очень много работать, чтобы быть конкурентоспособными. В-четвертых, мы вознаграждаем за достижения, которые являются результатом незаслуженных природных талантов и удачи (кроме тех, кто верит, что они являются наградой от Бога за добрые дела и чистую жизнь).

Помимо спорта и игр, кажется, есть только одна область, в которой использование когнитивных улучшений может быть нежелательным.Это искусство, в котором то, как оно создается (его артистизм), может иметь такое же значение, как и результат. Некоторые люди ценят объект, потому что, например, он сделан вручную, даже если он выглядит и функционирует так же, как объект, сделанный машиной. Если предположить, что компьютер может написать хорошую книгу, тот факт, что она была написана компьютером, может оттолкнуть некоторых людей. Слушатели могут критиковать музыканта, который использует пропранолол, бета-блокатор, который снижает беспокойство по поводу выступления (Брантиган, Брантиган и Джозеф, 1982), даже если препарат используется вне соревнований.

Если препараты, улучшающие когнитивные способности, оказывают положительное влияние на художественные способности, что вполне может иметь место, их могут обвинить в искажении эстетической ценности произведенного искусства.

Но это подводит нас к ключевому моменту: помимо спорта, игр и, возможно, искусства, когнитивные достижения ценятся прежде всего за социальные выгоды, которые они приносят, а не за то, как они достигаются. Если у когнитивных достижений есть эстетическое измерение, любая потеря эстетической ценности легко перевешивается социальной ценностью достижения.Одаренный композитор, который в мгновение ока сочиняет красивую симфонию, или вундеркинд, сочиняющий очаровательную сонату с небольшим формальным обучением, сочиняет столь же ценное произведение, как и тот, кто годами учился музыке или трудился над партитурой полдвухи. продолжительность жизни. Изобретатель экологически чистого автомобильного двигателя получает те же финансовые выгоды от своего патента, если ее прорыв произошел случайно, чем если бы он стал результатом кропотливых экспериментов. Если не считать незаконного присвоения чужой работы, важна ценность результатов.Это также не предосудительный случай, когда цели оправдывают средства; исключительные способности или случайное открытие не причиняют никакого вреда, за исключением, возможно, зависти, которая, возможно, вызвана любым достижением, в том числе тем, которое заслужено тяжелым трудом.

Тогда возникает вопрос, является ли использование препаратов, улучшающих когнитивные способности, вне спорта, игр и искусства аналогом социально неприемлемого воровства или социально вознаграждаемым природным талантам или удаче. Ответ кажется очевидным: вы заслуживаете Нобелевской премии, если откроете лекарство от рака, независимо от того, делаете ли вы это с помощью лекарств, улучшающих когнитивные функции.За пределами области определенных игр, спорта и искусства в улучшении когнитивных функций нет ничего плохого.

Однако это не означает, что новые мощные лекарства, улучшающие когнитивные функции, будут легко приняты. Они изменят фундаментальный аспект американского общества, добавив к рецепту социального успеха четвертый ингредиент в дополнение к природному таланту, удаче и проявлениям воли, таким как усилия и самопожертвование. Новый режим будет особенно дезориентировать из-за исключительной роли, которую старая формула сыграла в развитии американского общества.Вместо старого аристократического рецепта успеха, основанного в основном на происхождении, Америка со времен своей Революции приняла структуру вознаграждения, основанную на «заслугах». Сын фермера мог стать президентом. В книгах Горацио Алджера любой, кто достаточно старался, мог стать богатым. Структура вознаграждения, основанная на заслугах, произвела революцию в американском обществе, позволила нации поглощать волны иммигрантов и получать прибыль от них и стала основой западной либеральной демократии, которую Фрэнсис Фукуяма назвал «последней формой человеческого правления» (Fukuyama 1989, 4). .

Тем не менее, существует ряд веских причин, по которым мы должны изменить формулу успеха, чтобы учесть когнитивные улучшения. Во-первых, их использование было бы слишком сложно предотвратить. Как обсуждалось ранее, в соответствии с действующим законодательством некоторые из них могут продаваться в качестве пищевых добавок или, если лекарства отпускаются по рецепту, одобрены для использования в качестве улучшающих свойств или прописаны для использования в несанкционированных целях. Когнитивные улучшения как класс могут подвергаться особым запретам. Поправка к Федеральному закону о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах, которую Конгресс принял в 1994 году, например, объявляет федеральным уголовным преступлением распространение человеческого гормона роста «для любого использования у людей, кроме лечения болезни или другого признанного медицинского состояния». (21 U.S.C. §333). Конгресс также может запретить продажу препаратов, улучшающих когнитивные способности, в качестве пищевых добавок. Однако любые изменения в законе должны преодолевать мощные диетические добавки и лобби врачей. Как и анаболические стероиды, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть классифицированы как контролируемые вещества, и врачам может быть запрещено назначать их в немедицинских целях. Но Закон о контролируемых веществах разрешает правительству относить терапевтические препараты к контролируемым веществам только в том случае, если они потенциально опасны и могут привести к физической или психологической зависимости (21 U.S.C. §812). Даже если повторное употребление наркотика для достижения или поддержания улучшенных когнитивных способностей может квалифицироваться как психологическая зависимость, оно может не привести к физической зависимости, и некоторые препараты для повышения познавательной способности можно принимать только время от времени, а не повторно. Более того, правительству было бы трудно утверждать, что повышение когнитивных способностей было злоупотреблением, особенно с учетом законности кофеина и никотина. В любом случае эти крайне ограничительные подходы требуют, чтобы врачи и сотрудники правоохранительных органов были в состоянии легко различать законное терапевтическое и незаконное использование одних и тех же веществ для улучшения; тем не менее, как указывалось ранее, это различие крайне неуловимо.Правительство могло бы попытаться назначить произвольное ограничение, чтобы только люди ниже определенного уровня производительности могли законно применять улучшения, но политикам было бы трудно поддерживать такое произвольное решение против политического давления и конституционных вызовов, особенно если эти наркотики значительно способствовали когнитивные достижения. Единственный способ избежать различия между терапевтическим и улучшающим использованием - это полностью запретить усиливающие вещества, то есть как для усиления, так и для терапевтического использования.Но, учитывая тот факт, что большинство этих веществ будут разработаны в первую очередь для лечения ужасных болезней, таких как болезнь Альцгеймера, это политически немыслимо.

В любом случае закон, запрещающий продукты, улучшающие когнитивные способности, будет практически не имеющим силы. Несомненно, возникнет черный рынок. Правительство могло бы попытаться воспрепятствовать производству, распространению и хранению этих продуктов так же, как оно пытается остановить наркотики, такие как марихуана и кокаин, но, вероятно, добьется такого же печального успеха.Более того, верховенство закона в этой стране меньше всего нуждается в том, чтобы огромная часть населения превратилась в преступников, потому что они пытаются стать более продуктивными на работе или лучше учиться в школе. Наконец, поскольку основной мотивацией для запрета относительно безопасных когнитивных улучшений было бы предотвращение получения людьми несправедливого или незаслуженного преимущества при конкуренции с непользователями, закон должен был бы предотвращать не только производство, распространение и владение этими продуктами, но и их использование в конкурентных ситуациях.Другими словами, правительству придется провести программу тестирования на наркотики, подобную Олимпиаде, только гораздо более масштабную и дорогостоящую.

Помимо того факта, что предотвратить это практически невозможно, существует еще более веская причина, по которой общество должно разрешить использование когнитивных улучшений. Если бы они были действительно безопасными и эффективными, они принесли бы значительную пользу обществу. Мы хотим, чтобы наши исследователи рака имели доступ ко всему, что поможет им найти лекарство, нашим пилотам - лучше реагировать на внезапные чрезвычайные ситуации, а нашим солдатам - лучше защитить себя и выполнять свои задачи.Запрет на когнитивные улучшения был бы плохой политикой, потому что лишил бы общество неизмеримых благ.

Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, как получить максимальную пользу от когнитивных улучшений, но минимизировать вред.

Лекарства, улучшающие познание

Эти открытия могут принести огромную социальную пользу в дополнение к их влиянию на болезни и старение. Студенты могли бы лучше учиться. Улучшение памяти и навыков решения проблем может сделать работников более безопасными и продуктивными.Научные исследователи могли бы быстрее совершить прорыв. Политики могли бы более эффективно реагировать на кризисы. Однако разработка более мощных когнитивных улучшений также ставит серьезные задачи государственной политики.

Риск для здоровья

Будущие препараты для улучшения качества, как и некоторые из их нынешних аналогов, могут сопровождаться вредными побочными эффектами, включая токсичность и физическую или психологическую зависимость. Эти риски могут усугубляться длительным использованием, что может быть необходимо для достижения или поддержания желаемого эффекта усиления.Экзотические вмешательства, такие как генная инженерия, могут нанести особенно необычный ущерб. Например, сообщается, что генетически измененные «умные мыши» в Пенсильвании необычайно чувствительны к боли (Tang, Shimizu, and Tsien 2001; Wei et al. 2001).

Опасения по поводу безопасности когнитивных улучшений будут усугубляться отсутствием данных о безопасности. Федеральный закон о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах требует, чтобы производители доказали, что лекарства безопасны для использования по назначению (21 U.S.C. §355 [b] [1]).Производители могут решить получить одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) для заявлений о повышении качества препаратов, первоначально разработанных для лечения когнитивных расстройств, и если они это сделают, им придется предоставить данные, подтверждающие, что препараты безопасны и эффективны для улучшения использовать. Например, компания Allergan первоначально получила одобрение FDA на продажу ботокса® для лечения блефароспазма, косоглазия и цервикальной дистонии, но затем представила данные, подтверждающие заявление о маркировке косметического использования «для временного улучшения внешнего вида от умеренных до сильных межбровных (хмурых) морщин». (Allergan 2004).

Закон разрешает врачам назначать лекарства, одобренные для одной цели, для любых других целей, даже если производитель не представил в FDA данных о безопасности или эффективности, подтверждающих так называемое использование не по назначению. Организованная медицина стойко защищает эту прерогативу как проявление профессиональной автономии в медицинской практике, область, которую FDA давно признало, выходит за рамки ее полномочий (Kessler 1989). Многие препараты широко используются не по назначению, не в терапевтических целях, включая препараты, улучшающие познавательные способности.Согласно собственным данным производителя, например, в США ежегодно выписывается почти 350 000 рецептов на лекарство для повышения настороженности модафинил, хотя единственным заболеванием, для лечения которого он был одобрен до недавнего времени, была нарколепсия, которой страдают только около 135 000 человек ( Цефалон 2003). Закон ограничивает возможность производителей продвигать препараты для использования не по назначению, но недавний случай, когда Warner-Lambert согласилась заплатить 430 миллионов долларов для урегулирования обвинений в продвижении Neurontin® для несанкционированного использования (U.S. Department of Justice 2004) демонстрирует, что практика тем не менее имеет место.

Можно рассчитывать на то, что врачи воздержатся от прописывания пациентам небезопасных или неэффективных средств улучшения когнитивных функций, а потребители могут избегать использования рискованных лекарств самостоятельно, но это предполагает, что врачи и общественность знали профили риска / пользы от продуктов, когда они использовались как улучшения. Некоторая общая информация о безопасности лекарств будет доступна из исследований в поддержку утвержденного использования, но могут возникнуть особые риски, если они будут использоваться в целях улучшения.Если производители не будут вынуждены проводить клинические исследования по использованию продуктов не по назначению, или если государственные испытания не будут финансироваться за счет собственных средств, эти риски не будут известны до тех пор, пока люди не начнут использовать продукты в качестве усовершенствований. FDA требует, чтобы производители уведомляли агентство о побочных эффектах, вызванных лекарствами, независимо от цели, для которой лекарство использовалось, но эти события, как полагают, значительно занижены (Lazarou, Pomeranz, and Corey, 1998). На врачей может быть предъявлен иск за злоупотребление служебным положением, если пациенты получили травмы от лекарств, не соответствующих установленным показателям, которые они прописали, но бремя доказывания того, что врач вел себя необоснованно, лежит на истце, и это будет трудно доказать в отсутствие данных, на основании которых присяжные могли бы пришли к выводу, что разумный врач должен был знать, что препарат безопасен на единиц или эффективен на единиц при .Лица, пострадавшие от лекарств, используемых для улучшения качества продукции не по прямому назначению, могут подать иски об ответственности за качество продукции против производителей, но недавнее разъяснение правил закона об ответственности за продукцию, которое объявляет препараты небезопасными по конструкции, только если они небезопасны для какой-либо группы пациентов (Американский институт права, 1998), может снизить вероятность успеха в будущем.

Другая причина, по которой данные о безопасности могут отсутствовать, заключается в том, что некоторые когнитивные улучшения, такие как гинкго билоба, могут продаваться в качестве пищевых добавок.Закон о санитарном просвещении по диетическим добавкам (21 USC §321) разрешает продажу продуктов без данных о безопасности, если они не утверждают, что лечат конкретное заболевание, имеют на этикетке отказ от ответственности, что они не одобрены FDA и являются принято устно (21 USC §321 [ff] [1]). В отличие от лекарств, спонсоры которых несут бремя доказательства того, что их продукты безопасны и эффективны, прежде чем они могут быть проданы, на FDA ложится бремя доказывания того, что пищевая добавка небезопасна, прежде чем оно сможет остановить продажу продукта.Более того, закон не требует от производителей пищевых добавок сообщать о побочных эффектах, а добровольная отчетность ограничена (U.S. General Accounting Office 2001).

Даже при наличии данных о безопасности, опыт применения повышающих работоспособность препаратов в спорте показывает, что люди могут использовать когнитивные улучшения, несмотря на риски, если они ожидают, что польза от них будет достаточно большой. Например, спортсмены используют анаболические стероиды, несмотря на заявления о том, что они могут вызывать серьезные побочные эффекты, такие как сердечные приступы и рак печени (NIDA 2002).Один писатель сообщил, что более половины из 200 атлетов мирового уровня, с которыми он беседовал, сказали ему, что они будут принимать препарат, который позволит им выигрывать все соревнования в течение пяти лет, а затем убивают их (Информационный бюллетень любительской спортивной ассоциации, 2003 г.).

Лица, которые готовы торговать рисками для здоровья в обмен на когнитивные преимущества, особенно уязвимы для недобросовестных предпринимателей, которые искажают эффективность своих продуктов для улучшения когнитивных функций. Даже если неэффективные вещества не вредны, их покупка переводит богатство, часто от тех, кто меньше всего может себе это позволить, торгашам и мошенникам.Федеральная торговая комиссия имеет право наказывать рекламодателей, делающих ложные или вводящие в заблуждение заявления, но ее ресурсы чрезвычайно ограничены, особенно с учетом легкости, с которой товары можно продавать в Интернете.

Access

Еще одна проблема, вызываемая когнитивными улучшениями, - это несправедливость, которая могла бы возникнуть, если бы они не были широко доступны, и если бы только некоторые люди могли получить их в свои руки. Поставка может быть ограничена из-за ограничений FDA на отгрузку экспериментальных лекарств или контроля Управления по борьбе с наркотиками в отношении количества контролируемых веществ, которые могут производиться.Даже если бы существовал достаточный запас, FDA, вероятно, потребовало бы, чтобы новые лекарства от болезни Альцгеймера были доступны только по рецепту, и многие люди, особенно с низким доходом, не имеют доступа к личному врачу (Gold and Kuo 2003). Даже если у людей есть доступ к врачу, желающему прописать лекарство для улучшения состояния, стоимость может быть непомерно высокой. Розничная стоимость Арисепта, например, составляет около 1500 долларов в год (Senior Market Advisor 2002). Очевидно, возникнет черный рынок, но даже розничная цена может оказаться слишком высокой для многих.

Возможно, стоимость улучшения когнитивных способностей может покрываться за счет медицинского страхования. Врачи могут захотеть прописать терапевтические препараты когнитивно здоровым пациентам и подать заявки на лечение когнитивных нарушений. Более того, может быть трудно провести различие между терапевтическим и улучшающим использованием (Buchanan et al. 2000; Parens 1998; Whitehouse at al. 1997). Предположим для обсуждения, что IQ является достоверной мерой когнитивных способностей, будет ли препарат, повышающий IQ, «терапевтическим» для всех, чей IQ был ниже среднего популяции? Для всех, у кого IQ был ниже максимально измеримого? Поскольку когнитивные способности, по-видимому, частично зависят от генетических способностей человека, следует ли считать неоптимальные когнитивные способности генетическим дефектом? Более того, у многих людей с возрастом наблюдается умеренная когнитивная деградация.Это привело к диагностической категории «легкие когнитивные нарушения» (MCI), которая была произвольно определена как человек, результаты которого по нейропсихологическим тестам превышают 1,5 стандартных отклонения от возрастных норм (Petersen et al. 1999). Это автоматически превращает приблизительно 1 750 000 человек в Соединенных Штатах в лиц, страдающих MCI. Более того, есть свидетельства того, что когнитивное ухудшение, связанное с возрастом, начинается примерно в 30 лет (Victoroff 2000). Если это так, то любой человек старше этого возраста может считаться умственно отсталым.

Медицинские страховые компании могут быть готовы принять во внимание эту диагностическую проблему и покрыть лекарства, улучшающие когнитивные функции, для большого процента своих застрахованных. Но стоимость может быть настолько велика, что планы могут отказать в расширении своего охвата за пределы узкого набора крайних случаев или вообще отказаться от покрытия определенных методов, точно так же, как некоторые планы не оплачивают виагру® (Klein and Sturm 2002). Хотя люди, страдающие когнитивной дисфункцией, могут считаться инвалидами, как это определено в Законе об американцах с ограниченными возможностями, суды истолковали закон, позволяя страховщикам отказываться от покрытия целых категорий лиц с ограниченными возможностями (например,g., Doe v. Mutual of Omaha , 179 F.3d 557 [7th Cir. 1999]). Законодательные органы штатов могут отреагировать, приняв так называемые государственные мандаты - законы штата, требующие от страховщиков покрывать определенные услуги, такие как реконструкция груди после мастэктомии, - но из-за упреждения Законом о пенсионном обеспечении сотрудников (ERISA) эти законы не распространяются на работодателей. планы медицинского страхования с самострахованием, по которым большинство людей получают частное медицинское страхование. Короче говоря, многие люди, имеющие медицинскую страховку, могут не иметь покрытия на дорогостоящие препараты, улучшающие когнитивные функции.И это без учета примерно 40 миллионов американцев, которые вообще не имеют медицинской страховки.

Тогда представьте себе общество, в котором единственные люди, которые могут получить новые мощные когнитивные улучшения, - это те, у кого есть доступ к послушным врачам и ресурсы, чтобы покрыть расходы из собственного кармана. Когнитивные улучшения будут доступны только богатым или, если их стоимость будет достаточно скромной, всем, кроме бедных. Те, кто уже был относительно лучше, получат преимущество в улучшении когнитивных функций.Менее обеспеченные будут все больше и больше отставать.

Тем не менее, наша система допускает другие источники неравенства. Зачем нам беспокоиться об улучшении когнитивных способностей, если мы позволяем людям извлекать выгоду из таких преимуществ, как природный талант и удача, включая удачу в виде унаследования богатства или получения социальных связей через семью? Один из ответов заключается в том, что когнитивное развитие может быть настолько мощным детерминантом социального успеха, что подорвет основы нашего либерального, демократического общества (Mehlman 1999, 2000, 2003).Но даже если бы мы могли приспособиться к социальному неравенству, возникшему в результате когнитивных улучшений, вопрос в том, должны ли мы это делать.

Этически приемлемо ли улучшение когнитивных способностей?

Для ответа на этот вопрос лучше всего вернуться к аналогии с препаратами, повышающими спортивную результативность, в спорте. Противники употребления наркотиков в спорте возражают не только против рисков для здоровья и несправедливости, если только некоторые спортсмены могут их получить, но и против фундаментальной несовместимости между наркотиками и спортом.Согласно этой точке зрения, спорт ценит только определенные факторы: решимость, усилия, природный талант и удачу. Спортсменка, которая побеждает, потому что она стремится к успеху, проводит бесконечные часы в тренировках и тренировках, обладает врожденными спортивными способностями и наслаждается удачей, например, имея богатых, поддерживающих родителей и избежав травм, имеет право на ее медаль. Ее победа заслуженная, достойная, «достоверная». И наоборот, медаль, выигранная спортсменом, употребляющим наркотики, не заслужена; ее достижение «недостоверно».”

Смежный аргумент состоит в том, что употребление наркотиков противоречит правилам спорта. Следовательно, спортсмены, употребляющие наркотики, обманывают, точно так же, как бейсболист, который «закупоривает» биту, или марафонец, который начинает свой забег, выскальзывая на поле на полпути. Причем не имеет значения, почему правила запрещают наркотики. Организаторы и участники могут быть обеспокоены опасностями, связанными с лекарствами, обеспокоенными тем, что некоторые спортсмены могут не иметь к ним доступа, полагать, что достижения, вызванные приемом лекарств, являются недостоверными, или им просто не нравится идея людей, использующих наркотики в нетерапевтических целях.Дело в том, что правила спорта могут быть и часто бывают полностью произвольными. Почему в бейсбол разрешается выходить на поле только девять игроков вместо пяти или 11? Даже правила, основанные на безопасности, оказываются в высшей степени произвольными, поскольку трудно объяснить, почему спортсменам следует разрешать принимать риск травмы, присущий спорту, но не разрешается принимать сопоставимые риски от наркотиков. Тем не менее, для спорта вполне уместно и действительно необходимо обеспечивать соблюдение своих правил, поскольку в спорт нужно играть в рамках правил, чтобы он имел значение как вид спорта.

В детстве вы, возможно, пытались сыграть в игру, в которой отдельные игроки придумывали правила, которые им подходили; без сомнения, вы быстро отказались от него, разочаровавшись в его бессмысленности. Вспомните игру в крокет Королевы Червей в игре Alice in Wonderland .

Правила спорта и игр могут занять такую ​​же произвольную позицию, когда дело касается улучшения когнитивных способностей. Международное олимпийское движение полностью решает запретить амфетамины одновременно с тем, чтобы разрешить мотивационное консультирование, или же Испанская шахматная федерация должна запретить употребление кофеина в больших количествах одновременно с продолжением вдыхания. неограниченного количества ароматического никотина за пределами игрового зала (Associated Press, 1999; World Chess Federation, 2004).В самом деле, было бы интересно посмотреть, сможет ли полностью усовершенствованный шахматист-человек обыграть самый мощный компьютер.

А как насчет спорта и игр вне дома? Следует ли запретить когнитивные улучшения на других соревнованиях, в которых их использование может быть выгодным, например, на школьных экзаменах и вступительных испытаниях, или на рабочем месте? Должны ли правила произвольно запрещать людям добровольно получать преимущество от приема относительно безопасных, широко доступных усиливающих препаратов, в то же время позволяя им получать прибыль от лечебных курсов и курсов подготовки к экзаменам или от репетиторов или отправлять своих детей в частные школы?

Один из ответов может заключаться в том, что когнитивные улучшения могут быть выделены для возражения, потому что они не являются естественными, обычными или традиционными.Но ясно, что тот факт, что что-то происходит в природе, не означает, что это хорошо или желательно. Многие бедствия человечества, от наводнений и голода до болезни Альцгеймера и рака, являются естественными явлениями, но мы не возражаем против таких мер по борьбе с ними, как мешки с песком, гуманитарная продовольственная помощь, Aricept® или эффективная химиотерапия. Точно так же тот факт, что что-то не происходит в природе, не делает ее плохой, иначе мы бы отказались от всего, от обуви до колеса. Более того, некоторые вещества, используемые для улучшения когнитивных функций, такие как кофеин, гинкго билоба и никотин, действительно встречаются в природе.Мнение о том, что препараты для улучшения когнитивных функций плохи, потому что они не являются общепринятыми или традиционными, также неубедительно. Кофеин использовался веками. Также нет никаких очевидных причин, по которым что-то, что существует уже некоторое время - например, курсы скорочтения - следует принимать, но новую таблетку - скажем, повторяющую эффект таких курсов - следует рассматривать как зло.

Второе возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, может заключаться в том, что они являются «наркотиками». Этот аргумент связывает препараты, улучшающие работоспособность, с незаконным употреблением наркотиков «в развлекательных целях» и наркоманией.Но, как отмечалось ранее, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть совершенно законными (потому что они являются диетическими добавками, имеют одобрение FDA для улучшения или прописаны для использования не по назначению). Очевидно, что нет ничего «оскорбительного» в людях, желающих улучшить свои когнитивные способности, и, за исключением того, например, кто принимает лекарство, улучшающее когнитивные способности, просто для решения кроссворда New York Times , использование когнитивных улучшений не будет развлекательным (при условии, что с отдыхом что-то не так).Как и некоторые виды запрещенных наркотиков, эти наркотики могут быть нежелательными, если они небезопасны или вызывают привыкание, но это не относится ко всем наркотикам, и нет никаких оснований полагать, что это верно или присуще наркотикам, улучшающим когнитивные функции, в специфический. Могут возникнуть опасения, если прием препаратов, улучшающих когнитивные функции, приведет к использованию более отвратительных препаратов, но это еще одно эмпирическое утверждение, а не необходимая характеристика улучшения когнитивных функций.

Третье возражение против лекарств, улучшающих когнитивные способности, состоит в том, что достижения, достигнутые с их помощью, не заслуживают внимания и, следовательно, не заслуживают вознаграждения.Что-то можно заработать разными способами, в том числе тяжелым трудом, самопожертвованием или добротой по отношению к другим. Если бы в лекарствах, улучшающих когнитивные функции, не было необходимости, то, как утверждают авторы, достижения, достигнутые с их помощью, не заслужили бы.

Однако этот аргумент имеет ряд недостатков. Во-первых, покупатели могли получить деньги для покупки когнитивных улучшений благодаря упорному труду и самопожертвованию. Во-вторых, пользователь должен решить, какие задачи выполнять, и поэтому решение сделать что-то достойное похвалы, а не, скажем, использовать наркотики для совершения преступлений или других форм нечестной выгоды, дает заслуги.В-третьих, людям, вероятно, придется приложить определенные усилия, чтобы добиться результатов, даже если они принимают усиливающие препараты. Например, спортсмены, принимающие стероиды, должны по-прежнему очень много работать, чтобы быть конкурентоспособными. В-четвертых, мы вознаграждаем за достижения, которые являются результатом незаслуженных природных талантов и удачи (кроме тех, кто верит, что они являются наградой от Бога за добрые дела и чистую жизнь).

Помимо спорта и игр, кажется, есть только одна область, в которой использование когнитивных улучшений может быть нежелательным.Это искусство, в котором то, как оно создается (его артистизм), может иметь такое же значение, как и результат. Некоторые люди ценят объект, потому что, например, он сделан вручную, даже если он выглядит и функционирует так же, как объект, сделанный машиной. Если предположить, что компьютер может написать хорошую книгу, тот факт, что она была написана компьютером, может оттолкнуть некоторых людей. Слушатели могут критиковать музыканта, который использует пропранолол, бета-блокатор, который снижает беспокойство по поводу выступления (Брантиган, Брантиган и Джозеф, 1982), даже если препарат используется вне соревнований.

Если препараты, улучшающие когнитивные способности, оказывают положительное влияние на художественные способности, что вполне может иметь место, их могут обвинить в искажении эстетической ценности произведенного искусства.

Но это подводит нас к ключевому моменту: помимо спорта, игр и, возможно, искусства, когнитивные достижения ценятся прежде всего за социальные выгоды, которые они приносят, а не за то, как они достигаются. Если у когнитивных достижений есть эстетическое измерение, любая потеря эстетической ценности легко перевешивается социальной ценностью достижения.Одаренный композитор, который в мгновение ока сочиняет красивую симфонию, или вундеркинд, сочиняющий очаровательную сонату с небольшим формальным обучением, сочиняет столь же ценное произведение, как и тот, кто годами учился музыке или трудился над партитурой полдвухи. продолжительность жизни. Изобретатель экологически чистого автомобильного двигателя получает те же финансовые выгоды от своего патента, если ее прорыв произошел случайно, чем если бы он стал результатом кропотливых экспериментов. Если не считать незаконного присвоения чужой работы, важна ценность результатов.Это также не предосудительный случай, когда цели оправдывают средства; исключительные способности или случайное открытие не причиняют никакого вреда, за исключением, возможно, зависти, которая, возможно, вызвана любым достижением, в том числе тем, которое заслужено тяжелым трудом.

Тогда возникает вопрос, является ли использование препаратов, улучшающих когнитивные способности, вне спорта, игр и искусства аналогом социально неприемлемого воровства или социально вознаграждаемым природным талантам или удаче. Ответ кажется очевидным: вы заслуживаете Нобелевской премии, если откроете лекарство от рака, независимо от того, делаете ли вы это с помощью лекарств, улучшающих когнитивные функции.За пределами области определенных игр, спорта и искусства в улучшении когнитивных функций нет ничего плохого.

Однако это не означает, что новые мощные лекарства, улучшающие когнитивные функции, будут легко приняты. Они изменят фундаментальный аспект американского общества, добавив к рецепту социального успеха четвертый ингредиент в дополнение к природному таланту, удаче и проявлениям воли, таким как усилия и самопожертвование. Новый режим будет особенно дезориентировать из-за исключительной роли, которую старая формула сыграла в развитии американского общества.Вместо старого аристократического рецепта успеха, основанного в основном на происхождении, Америка со времен своей Революции приняла структуру вознаграждения, основанную на «заслугах». Сын фермера мог стать президентом. В книгах Горацио Алджера любой, кто достаточно старался, мог стать богатым. Структура вознаграждения, основанная на заслугах, произвела революцию в американском обществе, позволила нации поглощать волны иммигрантов и получать прибыль от них и стала основой западной либеральной демократии, которую Фрэнсис Фукуяма назвал «последней формой человеческого правления» (Fukuyama 1989, 4). .

Тем не менее, существует ряд веских причин, по которым мы должны изменить формулу успеха, чтобы учесть когнитивные улучшения. Во-первых, их использование было бы слишком сложно предотвратить. Как обсуждалось ранее, в соответствии с действующим законодательством некоторые из них могут продаваться в качестве пищевых добавок или, если лекарства отпускаются по рецепту, одобрены для использования в качестве улучшающих свойств или прописаны для использования в несанкционированных целях. Когнитивные улучшения как класс могут подвергаться особым запретам. Поправка к Федеральному закону о пищевых продуктах, лекарствах и косметических средствах, которую Конгресс принял в 1994 году, например, объявляет федеральным уголовным преступлением распространение человеческого гормона роста «для любого использования у людей, кроме лечения болезни или другого признанного медицинского состояния». (21 U.S.C. §333). Конгресс также может запретить продажу препаратов, улучшающих когнитивные способности, в качестве пищевых добавок. Однако любые изменения в законе должны преодолевать мощные диетические добавки и лобби врачей. Как и анаболические стероиды, препараты, улучшающие когнитивные функции, могут быть классифицированы как контролируемые вещества, и врачам может быть запрещено назначать их в немедицинских целях. Но Закон о контролируемых веществах разрешает правительству относить терапевтические препараты к контролируемым веществам только в том случае, если они потенциально опасны и могут привести к физической или психологической зависимости (21 U.S.C. §812). Даже если повторное употребление наркотика для достижения или поддержания улучшенных когнитивных способностей может квалифицироваться как психологическая зависимость, оно может не привести к физической зависимости, и некоторые препараты для повышения познавательной способности можно принимать только время от времени, а не повторно. Более того, правительству было бы трудно утверждать, что повышение когнитивных способностей было злоупотреблением, особенно с учетом законности кофеина и никотина. В любом случае эти крайне ограничительные подходы требуют, чтобы врачи и сотрудники правоохранительных органов были в состоянии легко различать законное терапевтическое и незаконное использование одних и тех же веществ для улучшения; тем не менее, как указывалось ранее, это различие крайне неуловимо.Правительство могло бы попытаться назначить произвольное ограничение, чтобы только люди ниже определенного уровня производительности могли законно применять улучшения, но политикам было бы трудно поддерживать такое произвольное решение против политического давления и конституционных вызовов, особенно если эти наркотики значительно способствовали когнитивные достижения. Единственный способ избежать различия между терапевтическим и улучшающим использованием - это полностью запретить усиливающие вещества, то есть как для усиления, так и для терапевтического использования.Но, учитывая тот факт, что большинство этих веществ будут разработаны в первую очередь для лечения ужасных болезней, таких как болезнь Альцгеймера, это политически немыслимо.

В любом случае закон, запрещающий продукты, улучшающие когнитивные способности, будет практически не имеющим силы. Несомненно, возникнет черный рынок. Правительство могло бы попытаться воспрепятствовать производству, распространению и хранению этих продуктов так же, как оно пытается остановить наркотики, такие как марихуана и кокаин, но, вероятно, добьется такого же печального успеха.Более того, верховенство закона в этой стране меньше всего нуждается в том, чтобы огромная часть населения превратилась в преступников, потому что они пытаются стать более продуктивными на работе или лучше учиться в школе. Наконец, поскольку основной мотивацией для запрета относительно безопасных когнитивных улучшений было бы предотвращение получения людьми несправедливого или незаслуженного преимущества при конкуренции с непользователями, закон должен был бы предотвращать не только производство, распространение и владение этими продуктами, но и их использование в конкурентных ситуациях.Другими словами, правительству придется провести программу тестирования на наркотики, подобную Олимпиаде, только гораздо более масштабную и дорогостоящую.

Помимо того факта, что предотвратить это практически невозможно, существует еще более веская причина, по которой общество должно разрешить использование когнитивных улучшений. Если бы они были действительно безопасными и эффективными, они принесли бы значительную пользу обществу. Мы хотим, чтобы наши исследователи рака имели доступ ко всему, что поможет им найти лекарство, нашим пилотам - лучше реагировать на внезапные чрезвычайные ситуации, а нашим солдатам - лучше защитить себя и выполнять свои задачи.Запрет на когнитивные улучшения был бы плохой политикой, потому что лишил бы общество неизмеримых благ.

Таким образом, ключевой вопрос состоит в том, как получить максимальную пользу от когнитивных улучшений, но минимизировать вред.

Безопасное лекарство для развития умственных способностей

Что, если бы вы могли принять таблетку, которая сделает вас умнее? Это звучит как сюжет голливудского фильма, но новый систематический обзор предполагает, что многолетний поиск безопасного и эффективного «умного препарата» [ см. Вставку ниже ], возможно, привел к его первому успеху.Исследователи обнаружили, что модафинил улучшает когнитивные функции более высокого порядка, не вызывая серьезных побочных эффектов. Модафинил, который назначают в США с 1998 года для лечения связанных со сном состояний, таких как нарколепсия и апноэ во сне, повышает бдительность так же, как кофеин.

В ряде исследований было высказано предположение, что он может обеспечить другие когнитивные преимущества, но результаты были неодинаковыми. Чтобы прояснить путаницу, исследователи из Оксфордского университета проанализировали 24 исследования, опубликованные в период с 1990 по 2014 год, в которых конкретно изучалось, как модафинил влияет на познание.В своем обзоре, опубликованном в 2015 году в журнале European Neuropsychopharmacology , они обнаружили, что методы, используемые для оценки модафинила, сильно влияют на результаты. Исследования, в ходе которых изучалось влияние препарата на выполнение простых задач - например, нажатие определенной кнопки после появления определенного цвета - не выявили многих преимуществ.

Предоставлено: Getty Images.

Тем не менее, исследования, в которых участникам предлагалось выполнять сложные и трудные задачи после приема модафинила или плацебо, показали, что те, кто принимал препарат, были более точными, что предполагает, что он может повлиять на «высшие когнитивные функции - в основном исполнительные функции, но также внимание и обучение», объясняет соавтор исследования Руэрид Баттледей, ныне доктор медицины и доктор медицинских наук.D. студент Калифорнийского университета в Беркли.

Но пока не беги в аптеку. Хотя многие врачи, скорее всего, прописывают препарат не по прямому назначению, чтобы помочь людям сконцентрироваться - действительно, исследование 2018 года показало, что 22 процента американцев принимали рецептурные препараты, стимулирующие мозг, в прошлом году и что 4,1 процента употребляли модафинил - испытаний еще не проводилось. было сделано на долгосрочной эффективности или безопасности модафинила. Исследования этого препарата «проводились в контролируемой научной среде, и обычно изучались эффекты только одной дозы», - объясняет нейропсихолог и соавтор обзора Анна-Катарина Брем, работавшая тогда в Оксфорде, - поэтому пока никто не знает, действительно ли он безопасен для длительного применения у здоровых людей.Неизвестно также, может ли модафинил потерять свои преимущества при многократном использовании, явление, знакомое многим любителям кофе.

Побочные эффекты - еще одно важное соображение. Было показано, что модафинил вызывает бессонницу, головную боль и боль в животе у некоторых пользователей, и некоторые исследования показывают, что он может вызывать привыкание. Хотя такого рода проблемы, возможно, стоит преодолеть с помощью лекарства, которое лечит болезнь, «если у вас нет заболевания, соотношение рисков и пользы резко меняется», - говорит Шэрон Морейн-Замир, психолог из Кембриджского университета. кто изучает этические соображения, связанные с использованием препаратов, улучшающих когнитивные способности.«Для некоторых преимущества, вероятно, перевешивают риски, по крайней мере, в некоторых случаях», - говорит она, тогда как «для других это может быть не так». Например, таблетка, которую вы принимаете, чтобы сдать экзамен, не принесет вам много пользы, если она также вызовет изнурительную боль в животе.


Следует ли каждому принимать препараты, улучшающие познавательную способность?

Как и все лекарственные препараты , лекарственные средства, улучшающие когнитивные способности, влияют на разных людей по-разному. Оставляя в стороне этические вопросы о стимуляторах мозга, вот несколько групп, которые могут заслужить особого внимания.

ДЕТИ И ПОДРОСТКИ: препараты, улучшающие познавательные способности, могут представлять уникальный риск для развивающегося мозга. Несколько клинических испытаний показали, что модафинил безопасен при назначении детям с синдромом дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), но испытания длились всего несколько месяцев, что затрудняло установление потенциальных эффектов от длительного использования. В обзорной статье 2014 года, в которой исследуются биохимические эффекты модафинила и других распространенных «умных лекарств», исследователи из Университета Делавэра и Университета Дрекселя выразили обеспокоенность тем, что использование этих лекарств может повлиять на способность развивающегося мозга адаптироваться к новым ситуациям и может усилиться. риск аддиктивного поведения.

ЛЮДЕЙ С НИЗКИМ IQ: Исследования показывают, что препараты, улучшающие когнитивные способности, обеспечивают наибольший прирост производительности среди людей с низким и средним интеллектом. Эти результаты побудили исследователей Оксфордского университета в статье 2014 года предположить, что если такие лекарства будут выборочно давать людям, которые в них больше всего нуждаются, многие этические опасения по поводу использования наркотиков будут сняты, и они могут даже уменьшить неравенство возможностей.

ДЛЯ ПОЖИЛЫХ: Некоторые исследования показывают, что пожилые люди могут не получить особой пользы от препаратов, улучшающих когнитивные функции.Одно исследование показало, что метилфенидат (риталин), который улучшает рабочую память и внимание у молодых людей, не влияет на работоспособность здоровых пожилых добровольцев, которых просили выполнять различные когнитивные задачи. - M.W.M.


В поисках разведывательного наркотика

Люди искали способы повысить свой интеллект, возможно, на протяжении всей истории. В прошлом веке научные усилия выявили несколько многообещающих химических веществ, но только модафинил прошел строгие тесты на улучшение когнитивных функций.

КОФЕИН: Один из старейших и самых популярных стимуляторов. Люди признали стимулирующие свойства кофеина сотни (возможно, тысячи) лет назад. Это может повысить бдительность и внимание; однако эффекты недолговечны, и терпимость быстро растет.

НИКОТИН: Также стимулирующее средство, используемое на протяжении сотен лет в различных лечебных целях. Это вызывает сильное привыкание и имеет множество опасных побочных эффектов.

АМФЕТАМИН (БЕНЗЕДРИН, АДДЕРАЛЛ): Впервые синтезирован в 1887 году.Бензедрин был первым лекарством для лечения гиперактивности у детей. Амфетамин может улучшить внимание и память за счет повышения уровня норадреналина и дофамина в мозге, но это соединение может вызывать привыкание и иметь ряд побочных эффектов, включая гиперактивность, потерю аппетита, нарушение сна и даже психоз.

МЕТИЛФЕНИДАТ (РИТАЛИН): Впервые поступил в продажу в 1954 году и был назначен в 1960-х годах для лечения гиперактивности. Он стал популярным при СДВГ в 1990-х годах. Как и амфетамин, он может улучшить память и концентрацию внимания у людей с СДВГ, но он также используется не по назначению в качестве учебного и рабочего пособия.У некоторых людей со временем вырабатывается толерантность к риталину.

ИНГИБИТОР АЦЕТИЛХОЛИНЕСТЕРАЗЫ (ARICEPT): одобрен для лечения болезни Альцгеймера в 1990-х годах. В некоторых исследованиях было показано, что он улучшает память и внимание у здоровых людей.

МОДАФИНИЛ: Первоначально использовался для лечения нарколепсии. Это также может улучшить когнитивные функции, особенно при выполнении сложных задач. Эксперты не совсем уверены, как это работает и как будут выглядеть долгосрочные эффекты.

Работают ли умные наркотики? - Квинслендский институт мозга

Вы когда-нибудь думали о том, чтобы принять лекарство, чтобы улучшить свою способность к обучению? Скорее всего, вы уже это делаете: кофеин.

Блокируя действие аденозина, естественного химического вещества мозга, которое способствует сну, кофеин - самый популярный в мире психоактивный препарат - предотвращает сонливость. Это один из примеров группы соединений, известных как усилители когнитивных функций, ноотропы или интеллектуальные препараты, которые улучшают когнитивные функции, включая память, мотивацию или творческие способности.

Некоторые из новейших веществ, используемых в качестве «умных лекарств», назначаются по медицинским показаниям при других заболеваниях. Например, метилфенидат, широко известный как риталин, используется для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).Как и Adderall, комбинированный препарат, содержащий две формы амфетамина. Они входят в набор фармацевтических препаратов, которые в настоящее время используются здоровыми людьми, особенно студентами университетов, для улучшения своих способностей к обучению или работе.

Итак, они действительно работают? Одним из наиболее изученных является модафинил, препарат для бодрствования, одобренный Австралийским управлением терапевтических товаров для лечения нарколепсии, вызванной нарушением сна. Благотворное влияние модафинила на людей, лишенных сна, хорошо известно.

В обзоре исследования, проведенного в 2015 году нейробиологами Оксфордского университета, было отмечено, что нейроусиливающие эффекты модафинила различаются: чем дольше и сложнее была задача, тем стабильнее препарат улучшал когнитивные функции.

Также сообщалось, что

Риталин и Аддералл улучшают работоспособность у здоровых людей, хотя исследования показывают, что их эффекты умеренные.

Однако существуют серьезные опасения относительно безопасности и эффективности этих препаратов как при краткосрочном, так и при долгосрочном применении.Неправильное употребление этих препаратов на основе амфетамина увеличивает риск внезапной смерти и сердечного приступа, и существуют правовые ограничения на их поставку и импорт.

Пока что эти так называемые «умные лекарства» одобрены только в определенных дозах для определенных состояний, таких как нарколепсия и СДВГ. Существуют серьезные опасения по поводу их воздействия при использовании здоровыми людьми, возможно, в дозах, превышающих предписанные.

Поскольку эти препараты модулируют важные системы нейротрансмиттеров, такие как дофамин и норадреналин, пользователи подвергаются значительному риску при нерегулируемом употреблении.Пока не проводилось каких-либо окончательных исследований способности модафинила вызывать привыкание, как его эффекты могут измениться при длительном недосыпании или какие побочные эффекты вероятны при дозах, выходящих за пределы предписанного диапазона.

Этические проблемы возникают также при использовании лекарств для повышения умственных способностей. Их использование в качестве усилителей познавательной способности в настоящее время не регулируется. Но должно ли это быть, так же как использование определенных препаратов, улучшающих спортивные результаты, регулируется для профессиональных спортсменов? Следует ли университетам рассмотреть вопрос о тестировании на допинг, чтобы убедиться, что студенты не получают несправедливого преимущества в результате употребления наркотиков?

Новое лекарство от AD может улучшить память и функции

Джейми Санта Круз

Энцениклин, в настоящее время проходит 3-ю фазу клинических испытаний, показал себя многообещающим в улучшении памяти и функций у пациентов с болезнью Альцгеймера.

Для пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера (БА), в настоящее время доступно несколько фармакологических методов лечения, но на горизонте может появиться новый вариант лекарств. FORUM Pharmaceuticals, ранее известная как EnVivo, объявила в январе об открытии фазы 3 клинических испытаний своего препарата энценклина для лечения БА (EVP-6124), который в предыдущих исследованиях показал многообещающие результаты с точки зрения улучшения памяти и функций пациентов с БА.

Энцениклин предназначен для пациентов с нарушениями функций и памяти, но все еще находящихся в легкой или средней стадии заболевания.По словам Деборы Дансайр, доктора медицины, президента и генерального директора FORUM, охват пациентов на этих этапах AD может значительно повлиять на их долгосрочное благополучие. «Мы действительно верим, что улучшение познания и памяти [на этих ранних стадиях] повлияет на их способность жить со своей болезнью и получать уход в семейной обстановке, а не за ее пределами», - говорит она.

Если испытание фазы 3 будет успешным и препарат получит одобрение FDA, энценклин станет важной альтернативой ингибиторам холинэстеразы, основному классу препаратов, доступных в настоящее время для лечения БА.Хотя сложно с уверенностью установить, как действуют ингибиторы холинэстеразы, похоже, что они действуют в основном за счет подавления фермента ацетилхолинэстеразы, который расщепляет ацетилхолин, нейромедиатор, который имеет решающее значение для функционирования мозга более высокого порядка. Ацетилхолин резко снижается в мозгу пациентов с AD. Сохраняя количество ацетилхолина в головном мозге, ингибиторы холинэстеразы, включая донепезил (Арисепт), ривастигмин (Экселон) и галантамин (Нивалин, Разадин), помогают улучшить функции и познавательные способности.

Напротив, энценклин не предотвращает расщепление ацетилхолина; вместо этого считается, что он имитирует действие ацетилхолина и модулирует важный никотиновый рецептор, с которым связывается ацетилхолин, а именно рецептор альфа-7. «Этот препарат проникает в мозг, поэтому он попадает туда, где нам нужно», - говорит Дансайр. «Он очень селективен для этих рецепторов альфа-7».

Стимулируя и увеличивая чувствительность рецепторов так же, как ацетилхолин, препарат настраивает сети мозга для улучшения нейронной обработки и улучшения познания.А поскольку он действует по другому механизму, энценклин может избежать некоторых недостатков ингибиторов холинэстеразы, которые необходимо назначать в ограниченных дозах из-за их значительных системных токсических побочных эффектов.

Энсениклин уже успешно завершил 2-ю фазу испытаний. В шестимесячное двойное слепое исследование было включено 409 пациентов с БА от легкой до умеренной степени тяжести, некоторые из которых также принимали ингибиторы холинэстеразы. Пациенты были рандомизированы на три разные суточные дозы препарата, 0.3 мг, 1 мг и 2 мг или плацебо. Хотя у пациентов, получавших более низкие дозы, наблюдались положительные тенденции, результаты не были статистически значимыми. Тем не менее, те, кто принимал самую высокую дозу, показали статистически значимые эффекты по сравнению с группой плацебо как в отношении познания, так и функции, согласно оценке когнитивной подшкалы 13 шкалы оценки болезни Альцгеймера (ADAS-Cog), обычно используемого показателя когнитивных функций (p = 0,0189) и Сумма квадратов шкалы оценки клинической деменции (CDR-SB), шкала клинической оценки, которая оценивает функцию (p = 0.0253).

«Это довольно существенный эффект», - говорит Дансайр. «Разница в рейтинговых шкалах означает, что может быть эквивалентно, возможно, 10-балльному изменению […] шкалы IQ».

Потенциальный поворот в игре
Хотя влияние энценклина на познание было относительно большим в испытании фазы 2, Лон Шнайдер, доктор медицины, профессор психиатрии и поведенческих наук, неврологии и геронтологии в Университете Южной Калифорнии (USC) и консультант FORUM, предупреждают, что трудно сделать конкретные выводы из этих ранних результатов, потому что размер выборки был довольно маленьким, как и в большинстве исследований фазы 2.Но он говорит, что многообещающие результаты первых испытаний заслуживают внимания. «Главное здесь то, что ... фаза 2 была положительной», - говорит он. «Довольно редко мы наблюдаем положительные результаты [с потенциальными лекарствами от AD] на этапе 2».

Согласно Дансайру, основное различие между энценклином и другими доступными в настоящее время лекарствами от БА состоит в том, что он оказывает двойное влияние на память, включая зрительную и долговременную память, а также на исполнительную функцию. «Не многие предыдущие препараты действительно влияли как на память, так и на исполнительную функцию, и уж точно не на этих уровнях», - говорит она.

На самых ранних этапах тестирования было доказано, что препарат оказывает благотворное действие даже на субъектов без AD. «Это якобы нормальные люди, и когнитивные способности улучшаются, чего не наблюдалось при применении других лекарств», - добавляет Шнайдер.

Энценклин разрабатывается не только для лечения БА, но и для лечения шизофрении. Как и пациенты с БА, пациенты с шизофренией борются с неспособностью к самоорганизации, и энценклин доказал свою эффективность в улучшении функций и у этих пациентов.«Мы видим изменения в потенциалах, вызванных ЭЭГ, которые на самом деле показывают организацию мышления в мозгу», - говорит Дансайр. «Такого никогда не было ни с одним другим лекарством от шизофрении».

Ни один из доступных в настоящее время лекарств от БА не ингибирует прогрессирование заболевания, и в настоящее время энценклин не действует. Однако, по словам Шнайдера, который также является директором Калифорнийского центра болезни Альцгеймера и клиническим ядром Центра исследований болезни Альцгеймера USC NIH, исследования, проводимые в настоящее время с энценклином, слишком краткосрочны, чтобы оценить, влияет ли он на долгосрочное течение. болезни, поэтому однозначных ответов на вопрос придется подождать.«Мы не узнаем [является ли энценклин модификатором заболевания] в течение долгого времени», - говорит он.

Но даже если лекарство в конечном итоге не изменит течение болезни, Шнайдер считает, что оно будет иметь большое значение для пациентов с БА, если его эффекты будут подтверждены в исследованиях фазы 3. «Прямо сейчас у нас есть, по сути, ингибиторы холинэстеразы и еще одно конкретное лекарство ... под названием мементин», - говорит он. «Эти лекарства обладают ограниченным действием, как и все лекарства в медицине, и это даст дополнительную возможность.Таким образом, это может помочь другим пациентам, которым не помогли предыдущие, или обеспечить дополнительный эффект ».

В настоящее время дозирование пациентам находится в стадии клинических испытаний 3 фазы, которые состоят из двух отдельных рандомизированных двойных слепых испытаний для оценки как безопасности, так и эффективности энценклина. В испытаниях, в которых участвуют около 1600 пациентов в центрах США и всего мира, проверяются две разные суточные дозы энценклина по сравнению с плацебо. Каждый пациент в испытании будет находиться под наблюдением в течение шести месяцев.Как и во второй фазе испытаний, эффективность будет оцениваться в конце шестимесячного периода с помощью ADAS-Cog и CDR-SB. Вторичные меры эффективности будут включать оценку инвалидности при деменции, нейропсихиатрический перечень, шкалу краткого исследования психического состояния и тест ассоциации контролируемого устного слова.

После завершения первоначального шестимесячного периода исследования пациенты будут находиться под наблюдением еще шесть месяцев. Те, кто принимает плацебо, будут рандомизированы для получения одной из двух доз, а те, кто уже получает энценклин, будут продолжать получать свою дозу, пока она хорошо переносится.Такой дизайн приведет к показаниям эффективности за шесть месяцев и за 12 месяцев безопасности.

По словам Дансайра, увеличенные временные рамки означают, что окончательные данные испытаний не будут доступны в течение двух-трех лет, и можно ожидать, что утверждение FDA займет еще 12 месяцев или около того. Следовательно, даже если испытания пройдут успешно, энценклин, скорее всего, не появится на рынке еще несколько лет.

Однако, если лекарство будет одобрено, Дансир считает, что он принесет значительную пользу пациентам с AD и их семьям, в частности, за счет сокращения времени, которое пациенты с AD должны проводить в домах престарелых или аналогичных учреждениях по уходу.«Пациентам с болезнью Альцгеймера часто приходится лечиться вне семьи, потому что болезнь забирает их память, и они теряют способность вспоминать о самых простых вещах [таких как] купание и одевание», - говорит она. «Если мы сможем продлить период времени, в течение которого они могут заниматься некоторыми из этих вещей и оставаться со своей семьей, для меня невероятно важно, чтобы эти связи и знакомые узы могли сохраняться дольше».

- Джейми Санта Круз - писатель-фрилансер из Нью-Йорка.

Болезнь Альцгеймера: лекарства помогают контролировать симптомы

Болезнь Альцгеймера: лекарства помогают справиться с симптомами

Болезнь Альцгеймера по-прежнему неизлечима, но два типа лекарств могут помочь справиться с симптомами болезни.

Персонал клиники Мэйо

Узнать, что у вас болезнь Альцгеймера, может быть очень тяжело. Работа с вашей медицинской бригадой может помочь вам найти лучшие стратегии для лечения ваших симптомов и продления вашей независимости.

Лекарства от болезни Альцгеймера могут быть одной из стратегий, которые помогут вам временно справиться с потерей памяти, проблемами мышления и рассуждения, а также повседневными функциями. К сожалению, лекарства от болезни Альцгеймера работают не на всех, и они не могут вылечить болезнь или остановить ее прогрессирование. Со временем их эффекты стираются.

Исследования более эффективных лекарств от болезни Альцгеймера продолжаются. Если вы не можете принимать одобренные лекарства или они вам не подходят, спросите своего врача, имеете ли вы право на участие в клиническом исследовании.

Роль современных лекарств от болезни Альцгеймера

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило два типа препаратов специально для лечения симптомов болезни Альцгеймера.

  • Ингибиторы холинэстеразы
  • Мемантин

Этих препаратов:

  • Одобрены для определенных стадий болезни Альцгеймера. Эти стадии - легкая, умеренная и тяжелая - основаны на результатах тестов, оценивающих память, понимание времени и места, а также мышление и рассуждение.

    Однако врачи могут назначать препараты для лечения болезни Альцгеймера на стадиях, отличных от тех, для которых они были одобрены FDA . Стадии болезни Альцгеймера не точны, индивидуальные реакции на лекарства различаются, а варианты лечения ограничены.

    Если ваш врач прописывает лекарства в рамках вашего плана лечения болезни Альцгеймера, убедитесь, что вы понимаете потенциальные преимущества и риски этого лекарства для вашей ситуации.

  • Не одобрены для лечения легких когнитивных нарушений (MCI). Это состояние, которое включает незначительные изменения памяти и мышления, может быть переходной стадией между нормальными возрастными изменениями памяти и болезнью Альцгеймера. У многих людей с MCI - но не у всех - в конечном итоге развивается болезнь Альцгеймера или другое слабоумие.

    Клинические испытания, проверяющие, могут ли препараты для лечения болезни Альцгеймера предотвращать прогрессирование MCI до болезни Альцгеймера, как правило, не показали долговременной пользы.

Ингибиторы холинэстеразы

Болезнь Альцгеймера наносит вред мозгу, как один из способов снижения уровня химического посредника (ацетилхолина), который важен для бдительности, памяти, мышления и суждений.Ингибиторы холинэстеразы (ko-lin-ES-tur-ays) увеличивают количество ацетилхолина, доступного нервным клеткам, предотвращая его распад в головном мозге.

Ингибиторы холинэстеразы не могут обратить вспять болезнь Альцгеймера или остановить разрушение нервных клеток. Эти лекарства в конечном итоге теряют эффективность, потому что уменьшающиеся клетки мозга производят меньше ацетилхолина по мере прогрессирования болезни.

Общие побочные эффекты могут включать тошноту, рвоту и диарею. Начало лечения с низкой дозы и переход к более высокой дозе может помочь уменьшить побочные эффекты.Прием этих лекарств во время еды также может помочь свести к минимуму побочные эффекты.

Людям с определенными видами сердечной аритмии нельзя принимать ингибиторы холинэстеразы.

Обычно назначают три ингибитора холинэстеразы:

  • Донепезил (Арисепт) одобрен для лечения всех стадий заболевания. Принимают один раз в день в виде таблеток.
  • Галантамин (Разадин) одобрен для лечения легкой и умеренной болезни Альцгеймера. Его принимают в виде таблеток один раз в день или в виде капсул с пролонгированным высвобождением два раза в день.
  • Ривастигмин (Экселон) одобрен для лечения болезни Альцгеймера от легкой до умеренной. Принимается в виде таблеток. Доступен кожный пластырь, который также можно использовать для лечения тяжелой болезни Альцгеймера.

Мемантин для более поздних стадий

Мемантин (Namenda) одобрен FDA для лечения умеренной и тяжелой болезни Альцгеймера. Он работает, регулируя активность глутамата, химического вещества-посредника, широко участвующего в функциях мозга, включая обучение и память.Принимается в виде таблеток или сиропа. Общие побочные эффекты включают головокружение, головную боль, спутанность сознания и возбуждение.

FDA также одобрило комбинацию донепезила и мемантина (Намзарик), которая принимается в виде капсул. Побочные эффекты включают головную боль, головокружение, тошноту и диарею.

Когда прекращать прием препаратов от болезни Альцгеймера

Поскольку болезнь Альцгеймера прогрессирует, ваши симптомы и план лечения со временем изменятся. Если вы принимаете лекарство от болезни Альцгеймера, постоянный пересмотр вашего плана медицинского обслуживания будет включать в себя работу с вашим врачом, чтобы решить, как долго вам следует продолжать прием лекарств.

Поскольку эффекты лекарств от болезни Альцгеймера обычно умеренные, может быть трудно сказать, работают ли они. Однако вы не можете знать, могут ли ваши симптомы быть более серьезными без лекарств.

Поговорите со своим врачом перед прекращением приема лекарства от болезни Альцгеймера и сообщите своему врачу, если ваше состояние ухудшится после прекращения.

19 апреля 2019 г., Показать ссылки
  1. Информационный бюллетень о лекарствах от болезни Альцгеймера. Национальный институт старения. https: // www.nia.nih.gov/alzheimers/publication/alzheimers-disease-medications-fact-sheet. По состоянию на 28 апреля 2017 г.
  2. Лекарства от потери памяти. Ассоциация Альцгеймера. http://www.alz.org/alzheimers_disease_standard_prescriptions.asp?utm_source=google&utm_medium=search&utm_campaign=google-grants&set.custom.wt=google-grants&gclid=Cj0KEQjwioHIBRCes6nP56Ti1IsBEiQAxxb5G7qPnhb27QToNOQ-RpLk1DxwIhcRD9BIf7U_tluJv3AaAjzd8P8HAQ. По состоянию на 28 апреля 2017 г.

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *